19 December 2016

Врач-хирург, один из основателей центра для реабилитации сирот Герман Пятов рассуждает о том, нужно ли выпускникам детдомов высшее образованиельготы на безграмотность

«Тёма, вам на 6 человек дали батон хлеба на бутерброды. Вы поделили хлеб ровно поровну. Батон стоит 12 рублей. Сколько стоит хлеб, который съел каждый из вас?»

Тёме 16 лет, он закончил 8-й класс.

Мы — я, Тёма, и еще пять воспитанников одного из провинциальных детских домов — сидим за обеденным столом в нашем реабилитационном центре для детей-сирот. Подростки пришли с работы, приготовили ужин, поели, и теперь «истязаю» их, заставляя считать смету того, что съедено. Это часть программы социальной адаптации. Для ребят — самая тяжелая часть. Детей мы привозим на 2-3 недели, устраиваем на работу в одну из государственных московских компаний. В реабилитационном центре, где они живут, нет нянек и кухарок – наши подопечные сами готовят еду, ведут домашнее хозяйство. Но ничто не пугает их так, как необходимость напрячь мозг, чтобы подсчитать стоимость салата или яичницы.

Для меня неспособность Тёмы ответить на простой вопрос о стоимости хлеба вполне ожидаема. Уже 5 лет мы привозим в наш реабилитационный центр детдомовцев выпускных и предвыпускных классов, причем берем лучших, но все они одинаково не могут решить арифметические задачки за 3-й класс.

С русским языком — те же проблемы. Большинство выпускников детских домов не могут составить даже короткий текст без грамматических и орфографических ошибок.

Но это никого не волнует — у сирот льготы на поступление в вузы. Они идут вне конкурса, главное, чтоб было ЕГЭ. Со времен СССР довлеет ложный стереотип – высшее образование – лекарство от всех социальных болезней. Однако с детдомовцами это «лекарство» не работает. Даже поступив по льготам, в большинстве случаев детдомовцы не в состоянии одолеть программу ВУЗа. Половину отчисляют, те, кто закончил, редко работают по специальности. Высококвалифицированный сантехник, плиточник, электрик за день зарабатывает столько, сколько учитель в глубинке — за месяц.

Есть огромное число крайне востребованных, высокооплачиваемых профессий, для овладения которыми не нужен ни высокий IQ, ни глубокие познания в математике, физике и русском языке. Но мы с маниакальным упорством будем пытаться пихать сирот в ВУЗы, а сантехников завозить из Средней Азии.

Ссылка на источник



Никаких подарков в детские дома. Да, я имею в виду вовсе не «ребята срочно помогите, у нас в этом году не хватает подарков для несчастных обделенных детишек в детских домах», я имею в виду именно «пожааааалуйста, прекратите издеваться над детьми из детских домов, заваливая их подарками».

Я понимаю, что текст этой статьи будет очень больно читать приблизительно половине тех, кто соберется это сделать (крепитесь, позитив в конце). А другая половина будет тихо и печально кивать со словами: «Да, я тоже об этом все время говорю, и это никого не останавливает» Я знаю, что у первых статья вызовет фрустрацию или даже агрессию. Поэтому сразу хочу сказать: «Да, я тоже очень люблю детей, да и вообще людей», «да, я сама тоже кое-что делаю в помощь другим, а именно посвящаю этому приблизительно 95% своего времени, не считая сна», «да, я бывала в свое время в огромном количестве детских домов и даже в одном прожила неделю, прямо в группе с детьми», «да, я имею дело с волонтерами из более чем 20 регионов страны и там везде точно так же как в Москве». Так что ребята, давайте вместо фрустрации просто попробуем сделать нашу помощь хотя бы чуть-чуть эффективнее, мы же все именно этого хотим, да?

Итак, почему же все-таки нельзя дарить подарки в детские дома и что можно сделать вместо этого?

Возьмем, к примеру, идеальную ситуацию, то есть ситуацию, при которой всем детям достались одинаковые подарки, всем поровну и они почему-то тоже рады тому, что все теперь «как детдомовские» в одинаковом (а если подарите разное, то опять-таки будет расстройство, что кому-то повезло больше), но мы берем идеальную ситуацию, исключающую также, что подарки не дошли до детей. Ситуацию, при которой подросток продал подарок, чтобы купить сигареты или пиво. Или когда подарок был использован для того, чтобы вызвать у кого-то зависть или просто продемонстрировать свое превосходство («смотри что у меня есть, а у тебя такого нету»), обычно после такого поведения подарок либо оказывается разбитым, либо украденным, как только хозяин от него отвлекся, и, конечно, это очень плохо и для хозяина и для того, кто разбил или украл.

Так вот даже в этой идеальной ситуации (а вы же понимаете да, что такого не бывает?), дарить подарки в детские дома, школы-интернаты, социальные приюты и еще массу других форм государственных сиротских учреждений (подчеркну — особенно государственных) категорически разрушительно для психики ребенка, потому что по статистике за время новогодних праздников ребенок из детского дома посещает около 17 елок и мероприятий и получает около 19 подарков (в московской области – 25). Вы понимаете, что это просто марафон на выживание? Вы хотите быть 26-ми кто прибежал судорожно любить незнакомого вам еще вчера ребенка? А 18-ми? Печаль всего происходящего в том, что готовы…

В ближайшие полтора месяца миллиарды рублей будут потрачены на игрушки, плюшевых мишек, санки, барби и даже планшеты, телефоны и айподы (да-да, многие дети просят именно это и многие взрослые им это покупают, хотя сами догадываются, что что-то тут не так)

Чудовищно все это потому, что воспитывает страшное иждивенчество, ребенок привыкает к тому, что ему все всё время что-то дают, дарят, исполняют, причем без каких-либо усилий или видимых для него причин. Постоянно приезжают какие-то восторженно-экзальтированные люди, которые судорожно пытаются облюбить их всех до смерти за полдня и поехать дальше (я знаю, потому что сама такая же точно была). А потом вдруг ребенку исполняется 18 лет, и … И ничего, к нему никто не ездит, никто не осыпает его подарками, никому нет дела до проблем «взрослого здорового парня, который должен идти работать». А с чего он должен? Вы его научили только просить, вы не научили его зарабатывать. Вы его научили принимать подарки и увеселения, и думали, что про работу он как-то сам должен догадаться. В итоге, справляются с таким положением вещей всего 10%, а остальные спиваются, попадают в криминал и тюрьмы, кончают жизнь самоубийством. Вдумайтесь! 10%! 90%!

Дети в детских домах (а я подразумеваю в данном случае все государственные виды учреждений подобного типа) живут по созданной еще в начале XX века угрюмой, бесчеловечной и беспощадной системе. Их воспитанников не считают частью общества, и поэтому они ей не становятся. Их считают бедными и несчастными, убогими и обделенными, и только по-настоящему искренние и профессиональные благотворительные фонды бьются над их социализацией, пытаются вернуть им мотивацию жить и достигать, наполняют их верой в собственные силы, и устраивают их в семьи.

«Ну каждый помогает как может», — часто отвечают мне обиженно на упоминание профессиональных фондов. Нет-нет, я вовсе не против маленькой помощи, и я точно знаю, что КАЖДЫЙ человек может помочь. Но здесь речь не идет о помощи. Я пишу все это именно для того, чтобы объяснить – подарки в детские дома на праздники и без них, а так же куча увеселительных мероприятий на праздники – это не помощь, это вред.

Я приведу пример из собственной практики, когда много лет назад я приехала в составе группы волонтеров в один из детских домов Тверской области. Мы договаривались о визите заранее, подготовили конкурсы и представления, уточнили у директора, что кроме нас в этот день никого не будет. Когда приехали, прямо у нас перед носом уехала другая группа волонтеров, и дети, потягиваясь, вышли из актового зала с подарками. Они надеялись пойти по своим делам, но директор им сказал срочно идти обратно в зал, потому что «спонсоры приехали», и дети побрели смотреть очередные наши песни и пляски, которые им были абсолютно не нужны. Какую пользу мы им принесли, заставив полдня сидеть в актовом зале? Какую пользу можно принести мастер-классом по плетению фенечек и мыловарению?

Ну а что же тогда делать и как помочь, если есть такое желание?

Я обещала в конце позитив, и вот он – вы можете быть не просто нужны, а очень нужны! Например, если вы хотите устроить именно праздничное мероприятие, то организуйте его для детей с ограниченными физическими возможностями. Причем постарайтесь вывезти их куда-то из дома, у нас в стране им так не часто предоставляется такая возможность. А еще лучше — посоветуйтесь с профильными фондами и организуйте совместное мероприятие для обычных детей и детей с ограниченными физическими возможностями. Это будет очень полезно и для тех и для других.

Обязательно хотите вручить кому-то подарок – есть онкобольные дети, дети из малоимущих семей, да и просто те, кто находится на длительном лечении в больнице, их вы точно не избалуете. Есть даже совсем не дети, а пожилые люди, люди находящиеся в хосписах и больницах, парализованные люди, заключенные (о них вообще все забывают) – все они будут рады вашему теплу и вниманию, ваши подарки будут ценны и приняты с благодарностью.

Ссылка на источник



Выступление главы регионального управления СКР в законодательном собрании Иркутской области показало масштаб и трагические последствия радикального сокращения социальных расходов в областном бюджете – как заявил генерал-майор Андрей Бунев, отсутствие средств и сотрудников привело к смерти воспитанников Черемховского детского психоневрологического интерната, и продолжает способствовать гибели детей-инвалидов, не получающих необходимого лечения и ухода. Мы поговорили с экспертами о том, что происходит в системе помощи тяжелобольным детям, что и как можно и нужно в ней изменить.

«В настоящее время в детских домах-интернатах соцзащиты (ДДИ) находится 20615 детей, в том числе 12080 детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, рассказала сопредседатель Координационного Совета по делам лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ Елена Клочко. — Более трети из них имеют родителей. Почему дети при живых родителях сданы в стационарные организации социального обслуживания — потому что у них нет реальной помощи и услуг по месту жительства.

Но главное — 20 000 детей в интернатах соцзащиты — те, кого уже не усыновят. У них не будет жизни в семье — у этих не очень счастливых и совсем не здоровых детей.

Неужели наше государство, которое декларирует социальную ответственность, не может взять на себя расходные обязательства по их жизнеустройству — на самом высоком федеральном уровне, обеспечив заботу и уход, первоклассную медицину и ещё немного внимания, любви силами высококвалифицированного и мотивированного персонала?

В Москве на одного ребёнка в ДДИ тратится 120-150 тысяч рублей в месяц, в регионах — кратно меньше. Это расходное обязательство субъекта Федерации. А каковы возможности самих субъектов — они решают сами и не всегда в пользу самых уязвимых категорий, как видно из ситуации в Иркутской области.

Но этих детей так мало, вдумайтесь! — 20 тысяч, а их положение — показатель нравственности и совести нашего общества и нашего государства. Надо выделять прямые федеральные средства на 144 российских ДДИ и обязать их к исполнению 481 Постановления правительства (о реформе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей — ред.) в кратчайшие сроки».

«Серьезная проблема всей нашей социальной политики, как известно, связана с тем, что после закона о монетизации льгот 2005 года почти все социальные расходы несут регионы, — отмечает директор благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

— Из федерального бюджета оплачивается очень небольшое количество общефедеральных льгот, вроде проезда ветеранов. В результате регионы заметно различаются между собой в финансовых возможностях.

К сожалению, в рассказе о том, что творится в интернатах и детских учреждениях Иркутской области, затронута не одна проблема, а несколько. Во-первых — это нехватка денег, сокращение персонала.

Во-вторых — то, как был организован Черемховский интернат: туда свезли тяжелобольных детей со всей области. Это ошибка, которую совершают многие губернаторы. Под видом улучшений проходит укрупнение и оптимизация учреждений.

О том, что это неправильный подход, на совещаниях постоянно напоминает О. Ю. Голодец, это есть в методических рекомендациях по реорганизации учреждений в связи с постановлением об их преобразовании в центры семейного устройства. Сейчас учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей, должны становиться малокомплектными, с семейными группами — а их укрупняют, и при этом еще и сокращают штат!

После того, как социальные расходы возложили на регионы, возникла двойственная ситуация, когда федеральный центр дает правильные указания, но деньги на них не дает. И выполнение зависит от того, насколько регион готов вкладываться в социалку.

Мне кажется, что такая политика должна быть и изменена, либо содержание сирот должно иметь долю федерального финансирования, либо должен быть четкий расчет стоимости работы таких центров – с базовой единой стоимостью, выше которой можно подниматься легко, а ниже никак.

Что удивительно, так это то, что в реальности регионы тратят очень неплохие деньги на учреждения для детей сирот, иногда – огромные. А в итоге мы имеем подобные ситуации и сборы в интернете на колготки для детишек.

Я надеюсь, мы сможем взять эту ситуацию под наблюдение Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ. Поставить вопрос о соблюдении обязательных требованиях к содержанию детей, к их количеству, чтобы регион или отдельные учреждения не позволяли бы себе нарушение постановлений правительства, укрупнение учреждений вместо их разукрупнения, не позволяли бы себе уменьшение количества воспитателей.

С историей в Иркутской области надо разбираться конкретно, делать выводы, чтобы ни в одном регионе больше никто не попытался укрупнять учреждения. Чтобы было ясно, что одна нянечка на 10 человек — это бессмысленная ситуация, она не сможет оценить их состояние.

Надо контролировать соблюдение нового постановления, которая как раз должно снять риск подобных трагедий –чтобы оно соблюдалось неукоснительно. И малокомплектные группы по типу семейных, и постоянный состав воспитателей, и конечно же общественный контроль.

Но главное – чтобы ни один регион не думал, что интернат решает проблемы. Проблемы реально решает только работа с семьей для того, чтобы дети оставались в семье, получали все необходимые услуги, включая образовательные – рядом с тем местом, где живет их семья и не были вынуждены увозить своего ребенка за сотни километров, где, как оказывается, за ним некому следить и ему нечего есть».

«Регионы, конечно же, отличаются и по уровню обеспеченности, и по отношению к заботе о детях в специализированных интернатах, рассказала Мария Островская, президент СПб БОО «Перспективы». — Но дети-инвалиды в интернатах не получают достаточно помощи и внимания практически всюду.

В столицах ситуация существенно лучше, а в иных регионах, к примеру, подавляющее большинство детей с инвалидностью из детских домов-интернатов не зачислены в школы, не получают никакого образования.

В Петербурге все дети в школы зачислены. Даже если их не возят туда ежедневно, то, по крайней мере, к ним приходят учителя. В регионах это не так. До сих пор только самые самостоятельные получают там образование.

Везде не хватает сотрудников даже для того, чтобы водить детей на прогулки. Дети должны два раза в день гулять и выходить на улицу, но в реальности это невозможно. Даже если есть воспитатель, то конечно он не сможет в одиночку обеспечить вывоз на прогулку 10, 20, 30 детей на колясках.

Что касается медперсонала: уже ходят какие-то устрашающие слухи, что медицину намерены вывести из домов-интернатов и ПНИ. Это, конечно, будет ужасно, если в детских домах, где находятся дети-инвалиды, не будет врачей и медсестер, и интернатам предложат обращаться в амбулаторную сеть.

Но медсестер и врачей действительно необходимо вывести из штата детских домов и ввести в штат системы амбулаторной помощи, оставив работать непосредственно на территории детского дома. Как в школах: медсестры относятся к штату поликлиники, но находится на территории школы. Но они должны принадлежать к медицинскому сообществу, получать поддержку и подлежать контролю со стороны органов здравоохранения.

Нельзя подчинять реформу задачам экономии. Это бесчеловечно, и это не соответствует государственной политике и настрою общества. Реформа должна во главу угла ставить качество жизни ребенка, возможность его социализации, а не экономию.

Многое ли изменилось за последнее время? В Санкт-Петербурге, конечно, не было таких сокращений, о которых упомянул представитель Следственного комитета в Иркутской области. Наоборот, у нас были добавлены ставки воспитателей. Ситуация в этом отношении улучшилась, но с нашей точки зрения — незначительно, поскольку персонала по-прежнему не хватает.

Прорыв произошел, когда учителя из школ пришли в интернаты системы соцзащиты, а часть детей, в том числе на колясках, стали выезжать в школу. Это радикальное улучшение. Огромное число учителей привлечено, чтобы оказывать услуги детям из интернатов.

В Питере мы не можем говорить о том, что происходят сокращения. Но персонала по-прежнему недостаточно, недостаточно помощи, ДДИ — это по-прежнему закрытые структуры, они организованы как старомодные сиротские учреждения, а не по семейному типу, к сожалению, это пока так.

Действительно ли многое зависит от региона? Да, мне кажется, вся проблема в этом и заключается. Федеральные власти принимают прогрессивные постановления и нормативные акты. Но дальше вся механика их применения должна быть отрегулирована региональным законодательством. И бюджет тоже зависит от региона. Получается, что одно с другим в большинстве случаев очень плохо состыковывается. По сути, вместо того, чтобы исполнять федеральные постановления, система производит формальные отчеты, затушевывающие ситуацию, и создающие видимость исполнения».

Ссылка на источник



Многие ученые предупреждают, что результаты сидячего образа жизни – это ожирение, несварение и тахикардия. Люди стараются все больше заниматься спортом и чаще двигаться, а некоторые даже начали работать за компьютером стоя. Platfor.ma поговорила с таким «вертикальным» работником – сооснователь одной из самых успешных украинских технологических компаний Petcube Алекс Нескин рассказал нам, можно ли избежать «сидячих» болезней и не приобрести новые, просто выбросив рабочий стул.



Увлекательная страница моей рабочей жизни началась с проблемы. Три года назад, запуская стартап, я работал ежедневно по восемнадцать часов. Времени на физическую активность не было, мой подбородок уже почти лежал на столе. Сколиоз, остеохондроз – и вот я уже обнаружил себя на приеме у врача.

Спасительным решением стала попытка поработать стоя. В целом эта идея не нова. Когда-то в таком духе экспериментировали Черчилль, Набоков и Леонардо да Винчи. Сегодня так работают, к примеру, создатель Instapaper Марко Армент, бывший разработчик Twitter Алекс Пэйн, редактор Lifehacker Джейсон Фицпатрик и многие другие. Работа за столом – это фиксация положения тела. Оставаясь весь день в рабочем кресле, ты лишь постукиваешь пальчиками по клавиатуре. Хотя нет, еще головой можно покивать и пяткой постучать в такт музыке. Но это практически максимальный объем твоих телодвижений. При стоянии, наоборот, задействованы все группы мышц.

Первое время стоять было настолько ужасно, что я хотел все бросить и снова пересесть на стул. Вместо этого договорился с собой и решил, что это будет эксперимент длиною в семь дней. Ноги болели, я постоянно хотел сесть. Приходил домой, ложился на диван и чувствовал, как ноги все еще «стоят». Но все когда-то заканчивается. Через неделю я наконец-то смог расслабиться и вернуться к работе сидя. Я снова сел – и вдруг почувствовал необходимость встать. Ерзанье на стуле, кривая спина и зажатые мышцы меня больше не привлекали. Еще через полгода я привык к стоянию окончательно.

читать дальше )
Оригинал взят у [livejournal.com profile] parnyuk в Правильно ли дарим?

В разные времена и в разных культурах всегда существовали свои правила дарения подарков. Объединяло их всех золотое библейское правило, которое предписывает относиться к другому так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе. Прошу заметить, что предлагаемый перечень рекомендаций относится к сегодняшнему дню и не является универсальным, вы вправе отходить от него по своему усмотрению. Итак, отправляясь в магазин за подарком, нужно помнить несколько простых правил. Выбирая подарок, нужно всячески стараться подчеркнуть достоинства виновника торжества и избегать напоминания о его недостатках или проблем со здоровьем. Это касается в первую очередь косметических средств – они должны быть нейтральны и популярны. При выборе подарка члену семьи женского пола не стоит дарить бытовые предметы, предоставьте им возможность почувствовать себя женщиной и подарите украшения или визит в СПА-салон. Выбор в подарок духов, одежды или модных аксессуаров предполагает тесное длительное знакомство. Так как эти вещи нужно дарить, только тогда, когда хорошо знаешь вкус другого человека.



Read more... )



ЭЭГ
Важный плюс технологии на основе ЭЭГ: она не требует никаких хирургических
вмешательств с целью вживления имплантатов. Фото College of Science and Engineering
University of Minnesota.

Всё больше исследований в последнее время учёные посвящают возможностям интерфейсов «мозг-компьютер». Роботизированные манипуляторы и искусственные конечности, которые подчиняются командам мозга, уже облегчили жизнь многим людям, страдающим от различных заболеваний или проходящим восстановление после травм.

Новую разработку в этой сфере представила команда учёных из Университета Миннесоты. Исследователи создали собственную технологию обработки сигналов мозга, основанную на методе электроэнцефалографии (ЭЭГ) и машинном обучении.

Суть работы системы довольно проста: пациент надевает на голову специально разработанный высокотехнологичный шлем с 64 электродами и управляет роботизированной рукой благодаря преобразованию слабых токов головного мозга в машинное действие.

В ходе первых испытаний (которые проводились на здоровых людях) восьмерых добровольцев попросили примерить шлем и представить движения своих рук, но не задействовать их. Задача участников состояла в том, чтобы научиться управлять курсором на экране компьютера при надетой шапочке ЭЭГ. После того как добровольцы привыкли к такому управлению, к компьютеру подключили роботизированную руку.

Все участники эксперимента овладели манипулятором и выполнили поставленную задачу (их попросили дотянуться, захватить и переместить кубики на столе): в более чем 80% случаев они успешно фиксировали предмет и с 70%-ным успехом перемещали его в нужное место.

Как отмечают авторы работы, когда человек совершает какое-либо движение или даже только собирается это сделать, нейроны в двигательной зоне головного мозга генерируют слабые электрические импульсы. Когда же человек думает о следующем движении, в действие приходит новый блок нейронов. Именно они и дают «пищу» для работы системы.

Вероятно, самое сложное в процессе приспособления к устройству – правильно «сформулировать про себя» командный сигнал. Как только у пациента получится это сделать, он сможет одной лишь силой мысли приводить в движение роботизированную конечность и перемещать с её помощью предметы.

Авторы работы намерены усовершенствовать технологию: по словам руководителя группы инженеров Биня Хэ (Bin He), главная цель – создать полноценный управляемый мозгом протез, который крепился бы к телу человека. Такая технология помогла бы обрести относительную свободу движений людям с параличом, пациентам после травм позвоночника или инсульта.

Помимо перспективности Бинь отмечает ещё один важный плюс технологии на основе ЭЭГ: она не требует никаких хирургических вмешательств с целью вживления имплантатов, которые зачастую пугают пациентов. Кроме того, любая операция несёт определённые риски. Решение на основе ЭЭГ также имеет свои недостатки (пациент не может надеть шлем самостоятельно и к тому же кожу головы приходится смазывать специальным гелем), но оно, по крайней мере, никак не навредит здоровью.

Подробнее о разработке рассказывает научная статья, опубликованная в журнале Scientific Reports.

Напомним, что ранее мы рассказывали о способе управления беспилотником силой мысли, который в будущем поможет людям с ограниченными возможностями самостоятельно управлять транспортными средствами. Кроме того, учёные представили механическую руку и экзоскелет, которыми парализованные люди также научились управлять только силой мысли.

Ссылка на источник





Приветствую всех!
Меня зовут Александр и я авиационный фотограф или споттер кому как больше нравится:) Стараюсь посещать различных мероприятиях из мира авиации по всему миру и публикую в блоге фотоотчеты с тех событий где я побывал.

С кем уже дружим - спасибо что заглянули, ну а кто у меня впервые - добавляйтесь ,дружу взаимно! :) Уведомления о добавлении почему иногда не приходят так что пишите в коменты что вы добавились!

ЭЛИТНЫЙ СПИСОК ВАШИХ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ДРУЗЕЙ
(просто добавляйте эти журналы в друзья – и будете добавлены взаимно):

[livejournal.com profile] v_top100 [livejournal.com profile] alexbabashov [livejournal.com profile] sahoganin [livejournal.com profile] ira_gabunia, [livejournal.com profile] 55_77, [livejournal.com profile] sertop, [livejournal.com profile] sv_makovkina, [livejournal.com profile] me_lamazo, [livejournal.com profile] me_lamazi, [livejournal.com profile] makowkina_nata, [livejournal.com profile] msustinov, [livejournal.com profile] biboroda,[livejournal.com profile] damaxl, [livejournal.com profile] bobik478, [livejournal.com profile] tani_y, [livejournal.com profile] bono60, [livejournal.com profile] yurayakunin, [livejournal.com profile] drumsmen, [livejournal.com profile] lana_sv12, [livejournal.com profile] denisharrtman,[livejournal.com profile] turoktur, [livejournal.com profile] info_infanterie, [livejournal.com profile] stef_2013, [livejournal.com profile] e8genevna, [livejournal.com profile] obgont, [livejournal.com profile] suhoi_30

(Для тех кто дружит взаимно СДЕЛАЙ РЕПОСТ И ПОПАДЕШЬ В ЭЛИТНЫЙ СПИСОК)


Пишите в коментах о своих блогах и тут каждый найдет себе друзей!)

Сертификат на никнейм alexbabashov, зарегистрирован на https://alexbabashov.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] littlehirosima в Дом ребенка
- Здравствуйте, мы хотели бы вам помочь. Что нужно?
-  У нас все есть, спасибо
- Может подарки, памперсы?
Пауза, а далее медленная и вдумчивая речь:
- Мы не просим ничего, но были бы ОЧЕНЬ рады... фруктам, подаркам... и памперсам...
Так говорят во всех учреждениях в ЛНР.
Что всё есть.


Read more... )
Оригинал взят у [livejournal.com profile] o_liska в Нам все еще очень нужна ваша помощь...
Дорогие мои.
Не могу передать, как я благодарна каждому, кто сейчас услышал нашу просьбу, и уже помог собрать подарки для домов престарелых!
Каждому, кто не подумал, что раз надо собрать почти 30 000 подарков, то наверняка их соберут без меня.
Каждому, кто в предновогодней чехарде сделал невозможное - выкроил время и силы на то, чтобы помочь неизвестным ему старикам.



Read more... )
Page generated 22 September 2017 16:58
Powered by Dreamwidth Studios