Как возникли благотворительные проекты на Первом канале, рассказал заместитель генерального директора Кирилл Клейменов. «Милосердие.ru» начинает серию материалов о «телеблаготворительности»



Кирилл Клейменов
Кирилл Клейменов

— Какой благотворительный проект на телеканале был самым первым?

— Все началось с конкретного человека. У нас на канале работала очень хорошая молодая женщина. Ее звали Юля Лешан. Она, к сожалению, умерла от рака два года назад. Она была стилистом: гримировала ведущих перед эфиром, помогала подбирать им одежду. И параллельно работала волонтером в детской больнице.

Однажды она ко мне пришла и сказала: давай, купим белые пластмассовые плафоны в «Икеа» — стоили они совсем дешево, буквально несколько рублей штука — мы их здесь разрисуем, продадим внутри дирекции, аукцион среди сотрудников проведем, а деньги я отвезу в больницу. И перечислила, что нужно купить.

Я ей сказал: Юль, отличная идея, давай только масштаб увеличим. Плафоны покупай, их распишут наши ведущие из разных дирекций, не только из «новостей». Мы подтянем не только Катю Андрееву, Диму Борисова, Валерию Кораблеву, Виталия Елисеева, но и Лену Малышеву, Ваню Урганта, Андрея Малахова – всех известных ведущих. Мы это снимем, сделаем историю для наших зрителей, устроим аукцион, выручим деньги, а потом расскажем, как это все мы потратили.

Проект назвали «Добрый свет». И мне кажется, что задействовать в благотворительных целях SMS придумали именно мы.



Акция «Добрый свет» проводилась в мае 2011 года. Известные телеведущие расписывали светильники, каждый из которых стал лотом благотворительного аукциона. В аукционе мог принять участие любой человек, зарегистрировавшийся на сайте Первого канала. Тот, кто не был готов потратить большую сумму на эксклюзивный светильник, мог отправить SMS со словом «дети» на короткий номер. Деньги, собранные в ходе акции, были предназначены для гематологических отделений больниц Калуги и Нижнего Новгорода.

Мы были ошарашены тем, что получилось в итоге. У меня, кстати, в кабинете тоже стоит плафон, за который я «рубился» на аукционе. Цены на наши плафоны взлетели невероятно. Мы даже боялись, что люди поднимут цену, а потом откажутся все это покупать. Но все свои обязательства выполнили.

Дальше мы эти деньги собрали, посчитали, и были потрясены их количеством. Мы обзвонили больницы в областных центрах, я лично звонил губернаторам, где есть детские онкологические отделения, узнали, что им нужнее всего. Мы все это купили – от сепараторов крови до импортных пластырей, чтобы катетеры фиксировать – и сделали целый информационный сериал про то, как мы все это отвозим, и кто получатели нашей помощи.

Когда проект закончился, мы выдохнули и вытерли пот со лба, потому что это оказалось невероятно сложно. Но сказать: все, тема закрылась, у нас впереди много своей работы, — мы уже не могли. Мы поняли, что получили колоссальный резонанс, людей это зацепило. В приемной стояла очередь из представителей фондов, на нас обрушился вал просьб от мам несчастных детей, которым наша помощь была острейшим образом нужна. Как с этим обращаться? Ты же не возьмешь на себя смелость кому-то отказывать.

Нужно было все это систематизировать, отделить настоящее от ненастоящего, разобраться, у кого ситуация не терпит отлагательства, а кто может подождать. Это все точно не наша функция. Поэтому мы решили найти профессионального партнера, который набил себе уже все шишки и знает все ходы. Мы пообщались с несколькими фондам, и нам показалось, что Русфонд отвечает всем тем критериям, которые мы для себя обозначили. Мы стали с ними работать и о сделанном выборе не жалеем. Так появился проект «Русфонд на Первом».



«Русфонд на Первом» — совместный проект. В программах «Время», «Новости», «Доброе утро» в разные дни недели, приблизительно один раз в месяц, выходят сюжеты о подопечных «Русфонда». Деньги на их лечение собирают в виде SMS-пожертвований. Чтобы помочь тяжелобольному ребенку, нужно отправить SMS на номер 5541 со словом «Добро». Одно сообщение – 75 рублей. Впоследствии в эфире Первого канала сообщают о результатах лечения, проведенного на собранные средства. Проект стартовал 10 октября 2011 года. С тех пор зрители успели пожертвовать на лечение тяжелобольных детей более 4 млрд рублей.



— Как отбирают истории для сюжетов?

— Русфонд присылает нам по сути истории болезни, из которых мы выбираем ту, которая становится заглавной в сюжете, и еще несколько резервных. Тут учитывается очень много обстоятельств. Все истории достойны быть в эфире, но не все можно снять хорошо. Часто возникает проблема с родителями, которые понимают, что съемка нужна, это поможет и их ребенку и тем, кто стоит в очереди, но все равно зажимаются и сопротивляются. Наши продюсеры предварительно работают с этими людьми, выясняют, насколько съемка может состояться.

Была история, когда съемочная группа прилетела в командировку в Екатеринбург, а ребенок, подросток, отказался сниматься. Родители были настроены, а он не захотел. Такое случается.

Конечно, для людей это чувствительно – рассказывать о своем горе такой аудитории. Я с большим уважением к ним отношусь и понимаю, сколько им приходится испытать. Тем не менее, мы ищем какие-то ходы, чтобы они в этом приняли участие. Это помогает раскрыться и последующим участникам проекта, они смотрят наши сюжеты и понимают, что в съемках нет ничего ужасного.

Мне кажется, это важно и для зрителей. Очень важно, чтобы люди научились видеть инвалида и не отводить глаз в какой-то ситуации, если это связано с внешними проявлениями тяжелой болезни.

— В чем особенности работы тележурналиста, задействованного в благотворительном проекте?

— Это требует от нас определенной подготовки. Какие-то вещи нужно очень деликатно снимать, и этому нигде не учат. Мы просто идем по тонкому льду, шажочками. И операторы, и корреспонденты сами учатся про это рассказывать и снимать.

Например, у нас была история про мальчика с деликатной проблемой, у него были и остаются сложности с мочеполовой системой. Помочь ему в нашей стране было невозможно. И невозможно было оставить его в таком положении. Надо было понять, как об этом рассказать. Можно не делать про это сюжет, можно сделать еще одну историю про борьбу с лейкемией, но я считаю это неправильным. Потому что такие сюжеты многому учат нас всех по разные стороны экрана.

Конечно, показывая такие истории, мы рискуем тем, что гипотетический зритель может переключиться. Но наша задача – сохранить его.

Мы ведь не благотворительная организация, мы зарабатываем деньги. С нас никто не снимает функции сохранения и наращивания аудитории. Благотворительные проекты – это важная и тонкая миссия, которую мы для себя придумали, нас никто не назначил ее выполнять.

— Какой результат получает телеканал от выпуска сюжетов о подопечных Русфонда?

— Мы считаем, что делать такие сюжеты правильно, и для нас этого достаточно. Результат – это счастливые дети на фотографиях, которые выкладывает Русфонд. Я вижу этих детей на экране, когда группа приезжает с отчетным сюжетом, я их помню всех. Вижу, что этот ребенок пошел, этот перестал мучиться. У этого была гамартома гипоталамуса, ему сделали операцию в Японии, и теперь он не кричит от страха по ночам, а смеется, растет и развивается. Когда ребенку делают пересадку почки, он меняется не глазах за считанные недели. Вот это и есть самый главный результат.

— Как появилась идея добавить благотворительную составляющую в такой рейтинговый проект, как «Голос»?

— «Голос» — настолько большой проект, и настолько не про деньги, что нам показалось неправильным предложить людям решать судьбу победителей, а потом использовать деньги от SMS-голосования как свой доход. Во всем мире средства, полученные таким образом, становятся доходом телеканала и его партнеров среди сотовых операторов, часть денег уходит владельцу лицензии на программу. Но нам стало понятно, что в проекте «Голос» мы не можем так поступить.



«Голос» — музыкальное шоу. «Наставники» из числа известных певцов отбирают в свои команды по 14 лучших вокалистов в стране и помогают им победить. Финалистов и победителя шоу выбирают зрители с помощью SMS-голосования и звонков в поддержку участника. «Голос.Дети» — аналогичный проект, участникам которого от 7 до 14 лет. Шоу выходит по пятницам после программы «Время».Средства, поступающие за счет SMS-голосования и звонков, перечисляются разным благотворительным фондам. Стоимость сообщения, отправляемого на номер 4447, составляет 50 рублей. Стоимость звонка – 42,48 рублей. В рамках взрослого проекта «Голос» телеканал поддержал Фонд содействия решению проблем аутистов «Выход в Петербурге», Фонд «Справедливая помощь», Российский фонд помощи, Благотворительный фонд Константина Хабенского, а сами финалисты проекта «Голос» выступали в Первом московском хосписе.

«Голос» выходит с 2012 года, с сентября по декабрь; «Голос.Дети» — с 2014 года, с февраля по апрель. По данным на декабрь 2015 года, благотворительный проект собрал около 250 млн рублей.


Абсолютно органично придумалась история с перечислением этих денег благотворительным фондам. Первым партнером стал «Русфонд», а начиная с третьего сезона было решено поддерживать и другие организации. Каждый прямой эфир «Голоса» предваряется сюжетом в программе «Время», где мы должны рассказать зрителям о фонде, в пользу которого будет проходить голосование. Понятно, что ведущий проекта «Голос» Дмитрий Нагиев тоже об этом говорит, но у нас есть возможность показать работу этих людей нагляднее.

— Как телеканал выбирает партнеров среди фондов?

— Фонд должен быть надежен, иметь широкий круг подопечных и опыт работы с большими суммами пожертвований. Кроме того, у фонда должна быть целевая программа, на которую будут перечислены деньги, полученные с помощью SMS-голосования. В случае с «Верой», например, мы собирали деньги на детский хоспис. Здание им было предоставлено, но оно было пустое. Его нужно было привести в порядок, оснастить, закупить туда мебель, технику, нанять людей.

— Какие перспективы у «телеблаготворительности» в целом?

— Помощь другим потихоньку становится нормой и привычным делом. Частью жизни. Все-таки люди хотят быть хорошими или ощущать себя хорошими. Отправив SMS, совсем не сложно получить это чувство. Это возможность, не очень сильно себя обременяя, ощутить, что кому-то реально помог. Может быть, я все свожу к простой потребительской модели, но это же работает.

Помните, был еще благотворительный марафон в пользу пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке? Там тоже собрали колоссальные деньги, построили дома, где люди живут, и тепло у них зимой, вот что важно. Это сделали мы с вами и наши с вами соотечественники — все вместе.

Ссылка на источник


Президент РФ Владимир Путин подписал закон, уточняющий меры поддержки некоммерческих организаций-«исполнителей общественно полезных услуг». Документ, принятый Государственной Думой РФ и одобренный Советом Федерации РФ, опубликован на официальном интернет-портале правовой информации и вступит в силу с 1 января 2017 года.

Согласно документу, статус «исполнитель общественно полезных услуг» будет предоставляться некоммерческим организациям на два года. Закон также устанавливает информационную поддержку некоммерческих организаций. Кроме того, согласно документу, некоммерческие организации могут обращаться к органам государственной власти и местного самоуправления с запросом о поддержке в области подготовки, дополнительного профессионального образования работников и добровольцев.

«Исполнителем общественно полезных услуг» может быть признана НКО, которая на протяжении одного и более года оказывает общественно полезные услуги надлежащего качества, не являющаяся «иностранным агентом» и не имеющая задолженностей по налогам, сборам и иным, предусмотренным законодательством РФ, обязательным платежам.

Ранее в рамках ежегодного послания Федеральному собранию РФ президент поручил завершить формирование правовой базы деятельности некоммерческих организаций-«исполнителей общественно полезных услуг», призвал максимально привлекать НКО к исполнению социальных услуг, снять все барьеры для развития волонтерства и оказать поддержку социально ориентированных некоммерческим организациям, сообщает АСИ.

Ссылка на источник


С каждым годом подарки с благотворительной составляющей становятся интересней. В этот раз много подарков-событий. Вы можете поужинать со звездой и расписать «Крутую штуку» вместе с детдомовцем

«Броненосец в потемках» — подарки с ч/ю

5 июня 2015 года на территории центра дизайна Artplay открылся первый магазин, в котором продаются работы особых художников.



Проект «Наивно? Очень!» возник еще в 2010 году по инициативе актрисы Нелли Уваровой, которая однажды увидела удивительные работы воспитанников колледжа №21, где учатся молодые люди с особенностями здоровья. К 2014 году проект вышел на самоокупаемость. Открылись керамическая, текстильная, столярная и полиграфическая мастерские.

Таким образом удалось помочь с трудоустройством талантливым авторам удивительных работ. Эти люди – творят как дети, и такими особенными взрослыми-детьми они остаются. Но их работы – удивительные рисунки, полные тепла, глубины, тонкого чувства юмора – стали необычайно популярными.

Вот и сейчас под Новый год ценители наивного искусства буквально охотятся за новыми футболками, свитерами, кружками, тарелками, подушками с  забавными или романтичными рисунками участников проекта. Отличный подарок и себе, и близким!



Купить можно с доставкой на сайте или в магазине на Артплее. Улица Нижняя Сыромятническая дом 10, строение 7, тел +74996780162

Для любительниц красивого и вкусного – подарки в помощь детям с ДЦП

Благотворительный фонд «Добросердие» был создан в 2008 году. Он оказывал помощь детям-сиротам, детским домам и школам-интернатам из всех регионов России.



За годы работы фонд постепенно расширял сферу своей деятельности: он стал помогать малообеспеченным семьям, поддерживать детские медицинские учреждения и реабилитационные центры. С 2011 года  помощь детям с ДЦП является главным направлением деятельности фонда: фонд оплачивает лечение, реабилитацию, приобретает специализированное реабилитационное оборудование, также большое внимание уделяет социализации детей с ДЦП, исследует причины возникновения ДЦП.

Уже в четвертый раз фонд проводит свою акцию #10днейдобра.  Участники акции будут перечислять от 5 до 50 % от стоимости всего ассортимента или отдельных позиций на благотворительность. Деньги будут направлены на программу комплексной реабилитации детей с ДЦП.

«Мы рады, что с каждый годом появляются новые партнеры и участники. Есть те, кто участвует постоянно: для них это определенная социальная ответственность, все важные события проходят с благотворительным аспектом. Вторые — это, как правило, новые проекты, которые хотят еще и заявить о себе. Мы с радостью берем их в партнеры. Третья группа – компании, которые узнали о нас путем сарафанного радио. Это могут быть крупные партнеры, которые долго существуют и всегда поддерживают подобные акции. Мы рады, что все они объединены одной целью — помогать. И благодарны им за их поддержку», — говорит Надежда Корсакова, президент фонда «Добросердие».

Выбор подарков огромный! В частности, можно обратиться в сервис по аренде люксовых сумок Borrow Buro что актуально в предпраздничные дни. Компания направит 20% на благотворительность от каждого заказа. В Foodmarket в Универмаге «Цветной» можно купить пряничные домики в подарок. 50% от их стоимости будет отчисляться в фонд. А кафе H.A.N.D. на 5 этаже «Цветного» будет переводить на благотворительность каждые 100 рублей от покупки «Смузи Ассаи». Вкусно пообедать, а также поддержать фонд можно будет в кафе «Вино и Бургер»на Большой Полянке: заведение будет направлять на благотворительность 10 процентов от проданных блюд.

В этом году к акции также присоединился крупнейший проект в области здорового образа жизни. КомпанияOrganic Religion предлагает желающим пройти однодневную детокс-программу – а ведь это отличная идея подготовки к новогодним застольям!. 7% от стоимости программы будет направлено в помощь детям с ДЦП.

Ну, а навести красоту перед праздником можно будет в салоне укладок Фен Dry Bar, который уже третий год поддерживает БФ «Добросердие»., сделать маникюр в Beauty Corner в Ботаническом саду, подготовиться к празднику в салоне «Октябрь Beauty Club».

«…сделать маникюр в Beauty Corner в Ботаническом саду» Фото с сайта bc-salon.ru

«Уже в четвертый раз мы проводим акцию #10днейдобра и рады, что с каждый годом появляются новые партнеры и участники. Условно всех можно разделить на 3 части. Первые — те, кто участвует постоянно: для них это определенная социальная ответственность, все важные события проходят с благотворительным аспектом. Вторые — это, как правило, новые проекты, которые хотят еще и заявить о себе. Мы с радостью берем их в партнеры. Третья группа – компании, которые узнали о нас путем сарафанного радио. Это могут быть крупные партнеры, которые долго существуют и всегда поддерживают подобные акции. Мы рады, что все они объединены одной целью — помогать. И благодарны им за их поддержку», — говорит Надежда Корсакова, президент фонда «Добросердие».



Участники акции #10днейдобра: Food Market в Универмаге «Цветной», Детокс-программы Organic Religion , Салон укладок ФЕН DRY BAR ,Студия TRX — тренировок Fitness Junkie , Салон красоты Beauty Corner, Салон красоты Октябрь Beauty Club, Cервис по аренде сумок Borrow Buro, Кафе Have a Nice Day (HAND Cafe) вУнивермаге «Цветной».

Детские вещички и пряники – в пользу сирот

«Мальчишки и девчонки BOYHOOD больше всего любят свободу и не желают втискивать себя в тесные рамки. Они совершенно справедливо уверены в том, что они особенные и самые лучшие»,  — так говорят создатели марки BOYHOOD Яна Агеева и Ирина Беднякова, сами мамы. Они уверены, что детство должно быть ярким, дерзким и беззаботным. Именно такую одежду предлагает для детей компания BOYHOOD.

К Новому Году компания решила поучаствовать в благотворительности – и предложила свою помощь фонду «Дети наши». 5 процентов от каждой покупки будет перечисляться подопечным фонда.

«Мы в фонде считаем, что благотворительность не должна быть пугающей и вызывающей жалость. Конечно же, жалость к больным детям и страх за близких может вызвать у человека душевный порыв сделать пожертвование. Но сделает ли он пожертвование ещё раз, будет ли его помощь регулярной — если изначально она была вызвана негативными эмоциями? Думаю, благотворительность должна быть полезной для всех сторон, чтобы человеку и в дальнейшем хотелось ей заниматься, чтобы это стало его простой привычкой, — говорит Варвара Пензова, директор фонда «Дети наши». — Поэтому подобные акции с компаниями нас радуют особенно — и наши благотворители получают для себя какую-то выгоду (покупают товар, но при этом и как бы делают пожертвование), и компания становится известна как социально ответственная (и приобретает новых сторонников), и фонд в плюсе. Побольше бы таких акций и неравнодушных компаний!»

А еще вместе с кафе «АндерСон» фонд «Наши дети» придумал новогоднюю акцию «Эмоции в подарок!». Когда объединяются сказочные герои, лучшие кондитеры и настоящие добрые феи, происходит настоящее чудо. Волшебные имбирные пряники от «АндерСона» вы можете подарить своим сотрудникам, друзьям и детям, и тем самым поддержать творчество детей из детских домов фонда «Дети Наши» — Сафоновского детского дома-школы и Шаталовского детского дома. Стоимость одного пряника – 350 руб., но при желании вы можете купить его и дороже. Средства от продажи пряников будут перечислены в фонд «Дети Наши» на развитие творческих кружков.

А еще есть акции, в зависимости от количества купленных пряников — бесплатная доставка, приезд к вам в офис, школу, детский сад Монсика и Новогоднего Эльфа.  В канун Нового Года Монсики готовы заглянуть в класс или в группу к вашим детям и лично вручить волшебные пряники мальчишкам и девчонкам!



Купить одежду для ваших детей вы можете на сайте
Заказ пряников можно сделать по телефону: +7 916 881 80 73

Качественная одежда по уникальным ценам: поддержать онкобольных детей

Фонд Константина Хабенского с апреля 2008 года помогает детям с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга вовремя получать всю необходимую медицинскую помощь и скорее возвращаться к полноценной жизни.

Компания Aizel предложила фонду свою поддержку. Уже второй раз проводится подобрая акция, которая претендует стать важным ежегодным событием в фэшн-онлайн индустрии. В этом году собранные средства будут направлены на помощь подопечным фонда Хабенского. Купить люксовую вещь со скидкой до 90 процентов  — это же просто находка! Уникальность предложения в том, что вся сумма, заплаченная за покупку, идет в пользу детей, которым помогает фонд!  Уже удалось собрать более 765 тысяч рублей.

«Всегда приятно делать красивые подарки. И вдвойне здорово, когда одновременно можно помочь тем, кому это особенно нужно», — отмечает Алена Мешкова, директор Фонда Константина Хабенского.

Ссылка для отличного шоппинга

Для гурманов: чайная церемония

Магазин ChariTea привозит уникальные чаи с плантаций Китая и Таиланда. Они продаются в магазинах Charity Shop – это совместный проект. Всегда приятно порадовать свою семью и друзей чаепитием.В новогоднюю ночь, если вы вдруг решите выпить чашку по-настоящему хорошего чая, вам,надо думать, будет радостно знать, что кому-то станет теплее благодаря вашей помощи.

Благотворительный проект Charity Shop уже два года принимает у всех желающих ненужную одежду. Здесь она обретает вторую жизнь. За это время сотрудники проекта собрали и перераспределили более 250 тонн одежды — это примерно 1 250 000 единиц вещей!



Руководитель проекта Дарья Алексеева смогла добиться того, что в Москве были установлены контейнеры для сбора одежды от Charity Shop, куда можно отдать вещи, и теперь одежду  можно сдать в 22 пунктах приема в городе. Налажены поставки бесплатной одежды нуждающимся в 12 регионов – за собственный счет каждую неделю Charity Shop отправляет из Москвы 1,5 — 2 тонны одежды, которые получают нуждающиеся семьи, бездомные, одинокие пожилые люди и люди с инвалидностью.  В 2017 году проект планирует расширяться в регионах. Но туда нужно как-то добираться. Самым выгодным решением оказался лизинг.  И сейчас проекту не хватает 300 тысяч рублей для стартового взноса.

«Нашу (будущую) четырехметровую газель Next мы иногда называем «грузовиком Нодежды», потому что непонятно, что в нем – то ли одежда, то ли надежда людей в удаленных от мегаполисов регионах на то, что о них не забыли, что к ним идет помощь. Что дети будут собраны в школу, а бездомные получат теплые куртки», — говорят организаторы проекта.



Купить вкусные чаи от ChariTea можно по ссылке. В этом случае 70 процентов от суммы переходит на благотворительный проект. Или же в магазинах CharityShop по адресам ул. Садовая-Спасская 12/23 стр. 2, ул. Новокузнецкая д. 1.

 Ужин со звездой? Это возможно!

Социальный проект Meet for Charity  — это благотворительный аукцион, лоты которого — встречи с интересными, успешными людьми. Вырученные средства направляются в благотворительные фонды. Так основатели проекта стремятся решить проблему разобщенности между людьми и при этом помочь нуждающимся.

«Каждый лот, а, значит, каждая встреча – это уникальный опыт. Ужин с главным редактором одного из самых престижных модных журналов, завтрак с самым классным российским государственным деятелем, игра в теннис с профессиональным спортсменом, урок рисования от современного художника или просто увлекательная беседа с интересным человеком… Meet For Charity – это время, проведенное со смыслом. Ведь вы одновременно не только получаете качественное знакомство, приобретаете новый опыт или полезный навык, но и помогаете тому, кто в этом нуждается. Мы живем в том мире, когда каждая встреча имеет значение», — говорят создатели проекта.

«Мы постоянно ищем все возможные инструменты для сбора средств на адресную помощь детям с ограниченными возможностями и организацию праздников для особенных детей, — рассказывает создатель проекта Ольга Флер. — Когда я поняла, что большое количество девушек и молодых людей одиноки и что это по-настоящему стало проблемой большого города, мне пришла в голову идея совместить «приятное с полезным» и устроить аукцион свиданий».

MFC поддерживает разные фонды, среди которых такие как «Линия Жизни», «Друзья», Фонд борьбы с лейкемией, фонд «Выход» в Петербурге, ОРБИ и другие.

«Фонд «Линия жизни» никогда не выстраивал стратегию сбора пожертвований на жалости. Мы в фонде руководствуемся законом «5 П», который я сформулировала за многие годы работы в благотворительности: «Помогать — правильно, просто, приятно, полезно». Меня радует, что руководители проекта Meet for Charity оказались абсолютными нашими единомышленниками. Этот совместный проект дает людям возможность помогать с удовольствием и интересен всем его участникам», — отмечает президент одного из партнеров проекта, фонда «Линия жизни» Фаина Захарова. Фонд предложил на аукцион лот – встречу с с основателем и президентом российской виноторговой компании Simple Максимом Кашириным.

Ранее в аукционе участвовали Алена Долецкая, Сергей Капков, Кирилл Серебряников и другие известные персоны.

«Стартовая стоимость лота начинается фиксированно с 3000 рублей, а дальше ставки могут достигать 20, 50, 170 и 300 тысяч рублей. Фонды часто предлагают свои кандидатуры, у них часто уже есть дружественные контакты, которые их поддерживают, — рассказывает Евгения Гержан, бренд-директор проекта, — но часто и мы сами предлагаем принять участие различным персонам из сфер бизнеса, медиа, культуры, политики и спорта. Они отзываются охотно, потому что для них это очень просто — все что нужно — это сказать свое одобрительное «да» и потом  найти час в своем плотном графике для встречи с победителем аукциона. А также нам постоянно поступают заявки от желающих принять участие в проекте и поддержать один из фондов». Каждый аукцион, как правило, длится 48 часов, но когда виден большой ажиотаж и интерес к аукциону, то он может быть продлен.  В неделю проходит три аукциона в пользу разных фондов, так что вы еще успеете выиграть свою новогоднюю встречу с вашим кумиром.



 Поучаствовать в аукционе можно по ссылке

«Крутая штука» для любителей совместного творчества

Ну а как же наступающий 2017 год без Петуха, его символа?  Фонд «Здесь и сейчас» вместе с Группой компаний RCG придумали ежегодный проект. Каждый год сотрудники компаний-партнеров по бизнесу RCG получают в подарок символы наступающего года. И эти фигурки, сделанные по собственному дизайну, расписываются вместе с воспитанниками детских домов на совместном празднике в декабре.

В этом году традицию расширили. Теперь каждый из вас может купить такую «Крутую штуку» и всей семьей в новогоднюю ночь заняться раскрашиванием фигурки Петуха.  Часть средств от покупки «Крутой штуки» направляется в благотворительный фонд «Здесь и сейчас» для развития программы социальной адаптации детей-сирот.



Подробности, где и как купить этот интереснейший символ, узнайте по ссылке

Модницам: и собачкам помочь

Под Новый год фирма «DRUMAR», бренд красивых качественных сумок, предлагает приобрести свои отличные сумки с благотворительной пользой. Сумочки производятся в Москве из итальянской кожи и замши и с использованием итальянской фурнитуры. Причем практически вся работа делается руками, поэтому количество экземпляров сумки одного цвета не превышает 10, и вероятность встретить точно такую же — практически отсутствует, рассказывает Анна Марач, создатель проектаDRUMARDOBRO. «С каждой проданной сумки 1000 рублей ( а иногда больше) идет в помощь приютским собакам и кошкам и на оплату лекарств и передержек. Мы помогаем точечно и выборочно как приютам, так и волонтерам. Я курирую финансово животных на передержках, помогаю со сборами на корм приюту «Берта», приюту «Догпорт», приюту в Твери, и адресно, когда срочно собирают средства в помощь отдельным  собачьим носам — и в этом случае мы выделяем гораздо большие суммы», — рассказывает Анна Марач.



Анна Марачсоздатель проекта DRUMARDOBRO , о котором мы писали ранее. Выпускает толстовки с портретом бультерьера Стича, питомца Анны, в самых разных образах в пользу пожилым людям: все вырученные средства направляются проекту «Старость в радость». Толстовку тоже можно купить — Это отличный новогодний подарок себе и друзьям – и хорошее доброе дело.

В качестве подарка за покупку в каждой сумке вы найдете сшитую руками игрушку — бультерьера Стича. «Она заряжена на любовь и удачу и приносит своим владельцам только самое доброе. Мы особенно ценим, что с нашими игрушками спят дети, а они индикатор доброты и искренности», — говорит Анна.



Купить сумки можно на сайте , в магазинах: Боско «Тд Весна», Афимолл( 1 эт) магазин «PUZZLE». Толстовки со Стичем ждут вас по ссылке



Теперь по этому поводу бьют тревогу калининградские НКО. На улицах города и в общественном транспорте под видом волонтеров благотворительных фондов мошенники ведут в городе сбор средств «на лечение тяжелобольных детей». Они используют фирменный стиль калининградских благотворительных фондов и персональные данные детей, которые нуждаются в помощи.

Так мошенники представляются волонтерами благотворительного фонда «Счастливая жизнь». Также они используют пластиковые ящики для пожертвований с фирменным стилем Калининградского благотворительного центра «Верю в чудо».

«Точкой кипения для обращения в полицию стал тот факт, что на кеш-боксах мошенники использовали фото нашего подопечного, которого уже нет в живых, – рассказывает директор благотворительного центра «Верю в чудо» София Лагутинская. – Задерживать мошенников мы не имеем права, наша работа – защищать детей. Приблизительно с весны к нам стали поступать сигналы о появлении лжеволонтеров, но в последний месяц их активность увеличилась и мы приняли решение привлечь к этому факту внимание правоохранительных органов. Мы выступили также с официальным заявлением в СМИ. К сожалению, во многих регионах орудуют мошенники. Борьба с ними – это работа правоохранительных органов».

В калининградских автобусах мошенники собирают также деньги «на лечение Сони Кондратьевой» — подопечной фонда «Берег надежды». По словам очевидцев, на коробки для сбора денег наклеены портреты Сони. Сотрудники фонда «Берег надежды» сообщают, что никогда не вели сбор средств в общественном транспорте и не планируют этого делать.

«Средства, которые добросердечные граждане опускают в копилки в автобусах, пойдут в карманы неизвестным мошенникам. Мы вместе с добропорядочными гражданами заинтересованы, чтобы все собираемые средства до копейки были потрачены на лечение детей. И будем всеми правовыми способами бороться с теми, кто пытается нажиться на чужом горе», – заявила исполнительный директор фонда Елена Радзывилюк.

Благотворители дают горожанам советы, как определить, что человек, представляющийся волонтером, на самом деле – обманщик: «Предложите его сфотографировать. Как правило, сборщик денег будет всячески уворачиваться от камеры или вообще попытается скрыться. Ведь честному волонтеру незачем скрывать свое лицо».

Всех, кто встретит такого человека, активисты просят сфотографировать его и прислать фотографию на электронную почту или просто сообщить о нем по контактным телефонам, указанным на сайтах благотворительных фондов, сообщает АСИ.

Ссылка на источник



На данный момент российская благотворительность переживает не лучшие времена. Зачастую главами благотворительных фондов становятся жены бизнесменов, политиков и местных чиновников, люди искусства и бывшие работники СМИ. Несмотря на распространенное мнение, многие из них искренне заинтересованы в успехе своей работы и их целью не является отмывание денег. Я лично знаю нескольких достаточно богатых людей, которые занялись благотворительностью, искренне желая помочь «особым детям», и  такие люди есть в любой области благотворительности, начиная от помощи бездомным животным и кончая реабилитацией взрослых, больных раком. Кроме того, для многих глав благотворительных организаций и их семей (особенно когда эти семьи известные и влиятельные), успех работы благотворительных фондов — это показатель их социальной ответственности, и этот успех помогает им сформировать нужный им имидж.

Тем не менее, лидеры российских благотворительных организаций снова и снова повторяют одни и те же ошибки.
В этой статье я хочу обратить внимание на четыре ошибки, которые допускают большинство руководителей российских благотворительных организаций.

1) Изменение системы или индивидуальная помощь?

В 1909 Джон Рокфеллер I, который до сих пор считается самым богатым бизнесменом в истории человечества, и чье состояние на момент смерти было в полтора раза больше ВВП США, издал свои мемуары. Одна из глав этих мемуаров называлась «искусство давать» и была посвящена вопросам благотворительности. На Западе эта книга стала настольной для многих филантропов того времени, и много влиятельных людей во всем мире переняли рокфеллеровские взгляды на благотворительность. В каком-то смысле эти взгляды положили начало современной Западной филантропии.

В своих мемуарах Джон Рокфеллер провозгласил, что, говоря условно, если стоит выбор между тем, чтобы пожертвовать деньги на изменение системы и тем, чтобы дать деньги конкретным людям всегда предпочтительнее менять систему.

Например, финансирование медицинских исследований по борьбе с определенным заболеванием более выгодно, чем оплата лечения конкретных людей, которые на данный момент страдают этим заболеванием. Ведь если вы дадите деньги на лечение двадцати людям, то вы спасете только двадцать человек, но если вы профинансируете медицинское исследование, вы можете спасти жизни миллионов.

Рокфеллер вкладывал много денег в улучшение системы образования, в том числе в то, чтобы высшее образование стало более доступным для малоимущих граждан. Ведь если вы будете просто раздавать деньги бедным, то, вероятнее всего, эта помощь будет «не долгосрочной» — деньги у них скоро кончатся, а их дети, вероятнее всего, тоже будут жить за чертой бедности. Но если эти дети смогут получить образование, то ни им, ни их собственным семьям больше не придется милостыню.

По неизвестной мне причине в России 2016 года большинство филантропов не понимают этого простого закона благотворительности, который использовался еще в начале двадцатого века.
Я знаю, что иногда очень хочется помочь конкретным людям, и это совершенно нормально, такая благотворительность тоже очень важна, и она тоже имеет права на существование.
Но если бы наши благотворительные фонды не были бы так сосредоточены на адресной помощи и на работе с маленькими группами людей, а уделяли бы больше внимания и средств улучшению системы в целом, то многие проблемы в современном российском обществе были бы уже частично или полностью решены.

Например, если бы организации, чья цель – помогать аутичным людям, занялись бы проведением спецкурсов для врачей, преподавателей и работников по кадрам и при этом потратили бы на это те суммы, которые они тратят на то, чтобы научить группку аутичных подростков готовить еду и шить на швейной машинке, то у этих и миллионов других подростков было бы больше шансов работать на той работе, на которой они хотят работать. Вдобавок, это могло бы спасти миллионы аутичных детей от травли в школе и миллионы аутичных людей всех возрастов смогли бы получить правильные диагнозы.

2) Символические фигуры вместо реальных людей.

Эту ошибку совершают многие благотворительные фонды, чья цель помогать людям, принадлежащим к определенной категории.

Вернемся к последнему примеру из предыдущего пункта и рассмотрим его в расширенном варианте.

Многие благотворительные фонды помощи инвалидам, которые обладают достаточным количеством средств, считают своим долгом обучить этих инвалидов рабочим специальностям. Причем зачастую список рабочих специальностей ограничен, профессию для молодых людей выбирают «помощники», а товары, которые производят молодые люди, могут распродаваться за счет того, что за них назначают более низкую цену.

К сожалению, инвалидам в России действительно крайне сложно найти работу. Но так ли стоит решать данную проблему?

Представьте что вы сами стали инвалидом. Вы мечтаете стать журналистом, но вы не можете поступить в ВУЗ, потому что там не созданы необходимые для вас условия. Вас не берут на работу ни в одно издательство, несмотря на достойное качество ваших работ, потому что вы «выглядите странно» и они «не знают, что от вас ожидать». Все, что вам остается – это записаться в единственное учебное заведение во всем городе, в котором созданы условия для таких людей как вы.
В этом учреждении вам  обещают помочь устроится на работу, и вы все еще надеетесь… надеетесь на что? На то, что вы сможете заниматься любимым делом! Но вместо этого вас начинают учить сколачивать табуретки! У вас нет желания этим заниматься, да и способностей особых нет. Но соглашаетесь на обучение, потому что вам больше некуда пойти, потому что иначе вы просто умрете с голоду.
После того как вас научили изготовлять табуретки, вас больше не хотят ничему учить. Ведь вы уже умеете делать табуретки. Ну, в принципе, вы можете освоить еще одну «рабочую» профессию, но зачем вам высшее образование, если вы делаете такие замечательные табуреточки? Зачем вам помощь в трудоустройстве, если ваши табуретки раскупают?
А раскупают их по цене, которая гораздо ниже всех цен на табуретки в городе! Ваши табуретки стоят дешевле просто потому, что их делали вы. Точнее просто потому, что вы инвалид.

Хотели бы вы оказаться в такой ситуации? Хотели бы вы, чтобы ваши дети или дети вашего лучшего друга оказались в подобной ситуации? Я так не думаю. Точно также я не думаю, что в такой ситуации хотели бы оказаться главы российских благотворительных фондов.

Считаете ли вы справедливым отказ в обучении или в трудоустройстве на основании пола или расы человека? Считаете ли вы допустимым, чтобы товар, который производят, например, женщины стоил дешевле такого же товара, который производят мужчины?
Я не думаю, что вы считаете это справедливым. Точно также как я не думаю, что это посчитали бы справедливым руководители российских благотворительных фондов.

Но почему-то главы благотворительных организаций часто не воспринимают своих подопечных как настоящих людей.

Этого можно было бы избежать, если бы они задавали себе простые вопросы, которые они себе не задают. Какую помощь они хотели бы получить, если бы они сами – или их близкие – были на месте их подопечных?

Если бы ваш ребенок оказался в детском доме, что бы вы хотели: чтобы его отвезли на дорогой новогодний фестиваль, но чтобы при этом он голодал весь год или чтобы у него постоянно была качественная еда?

Если бы ваш ребенок был  аутичным, чего бы вы хотели – чтобы он ходил в инклюзивные кинотеатры или чтобы он учился в инклюзивной школе?

Мне кажется, если бы руководители фондов использовали бы этот подход для того чтобы выбрать, на что именно стоит потратить средства, они совершали бы намного меньше ошибок.

3) Излишняя самоуверенность и кадровые проблемы.

Для того чтобы способствовать решению каких-либо проблем, надо знать, в чем, собственно, эти проблемы заключаются. Для того, чтобы помогать аутичными людям надо больше знать об особенностях аутичных людей, о том, чем они отличаются от неаутичных и как они воспринимают мир.

Вам может показаться странным, что я пишу о таких очевидных вещах.
Тем не менее, это не так очевидно, как вам может показаться.
В известном Санкт-Петербургском центре социальной абилитации и обучения аутичных людей «Антон тут рядом» аутичные люди вынуждены заниматься в помещениях, отгороженных друг от друга тряпичными перегородками, во всяком случае, так было летом 2015 года. В благотворительном фонде «Место под солнцем», одна из целей которого – помощь аутичным детям в Ленинградской области, глава фонда предлагала подавать мне «невербальные сигналы», слегка до меня дотрагиваясь. Она искренне полагала, что правильно говорить «аутентичный спектр», а не «аутичный спектр».
И ни один из тех работников этих двух организаций, с которыми я разговаривала на эти темы, не знал что такое «самоадвокация» и «парадигма нейроразнообразия».

Это не только проблемы двух конкретных питерских фондов – подобные проблемы пронизывают всю российскую систему благотворительности.
Как я писала в самом начале данной статьи, большинство руководителей российских благотворительных фондов ранее не работали в той области, в которой им приходится работать после создания фондов.

И многие из них не изучили новую область работы даже после создания фонда. Я считаю это серьезнейшей ошибкой. И эта ошибка становится еще более серьезной и даже опасной (ведь неправильная «помощь» можно сильно навредить), из-за неправильной кадровой политики данных фондов.

Джон Рокфеллер I, о котором я упоминала в начале этой статьи, не был специалистом в медицине. Тем не менее, в Рокфеллеровском институте медицинских исследований, который он основал, сделали множество важных медицинских открытий, в частности, открыли вирусную природу рака и выявили, что ДНК являются носителями генетической информации человека.

Секрет филантропических успехов Рокфеллера в том что, во-первых, и он, и его потомки умели находить грамотных советников, которые рекомендовали им, на какие именно благотворительные проекты стоит жертвовать деньги. А во-вторых, Рокфеллеры зачастую жертвовали деньги на создание учреждений, которые будут возглавлять люди, разбирающиеся в данной области.

Большинство руководителей российских фондов предпочитают самостоятельно руководить созданными ими организациями, при этом не изучая иностранный опыт (и это практически при полном отсутствии позитивного отечественного), не разбираясь в особенностях и проблемах тех, кому они хотят помочь и не нанимая грамотных советников.

В итоге —  некомпетентные руководители управляют плохо организованной группой некомпетентных работников.

4) Помощь людям без учета мнения этих людей.

Очевидно, что аутичные люди лучше знают, что значит быть аутистами, чем неаутичные руководители благотворительных фондов.  Люди с инвалидностью лучше знают, какая именно помощь им нужна, чем люди без инвалидности. Люди за чертою бедности понимают проблемы тех, кто живет за чертою бедности лучше, чем жены олигархов.

Это еще одна очевидная истина, о которой почему-то забывают руководители российских благотворительных фондов. Если бы они это учитывали, то многих проблем, которые являются следствием тех ошибок, что я описывала во втором и третьем пункте, удалось бы избежать.

Будущее российской благотворительности

Перспективы, которые я вижу на данный момент, кажутся мне не очень обнадеживающими.

Во-первых, потому что за всю историю существования российских благотворительных фондов большинство их руководителей во всех концах страны снова и снова повторяют те самые (и многие другие) ошибки, которые я перечислила выше. Они не учатся на опыте известных международных некоммерческих организаций, не изучают историю благотворительности (из которой можно было бы перенять много полезного) и редко исправляют собственные ошибки даже после того, как им на них указали и привели логические доводы в пользу перемен.

Во-вторых, в последние  годы в России проводится антизападная политика, настолько антизападная, что многие говорят о начале новой холодной войны. Эта новая политика сопровождается сильной про-российской пропагандой в СМИ и резким неприятием всего западного среди населения. Женам влиятельных людей и многим людям искусства не выгодно идти против этой государственной политики.
Как сказал мне один руководитель благотворительного фонда «Зачем нам западный опыт и зачем нам переводить американские статьи, если Америку все ненавидят?» (Про-российский курс – это, конечно, чудесно, но мне было бы интересно увидеть как подобные руководители благотворительных фондов и их мужья-чиновники пересаживаются на отечественные автомобили, и заменяют свои iPhone  отечественными мобильными телефонами)

Последствия таких настроений могут быть гораздо более тяжелыми, чем кажется на первый взгляд. Фактически это означает, что многие влиятельные люди, занимающиеся благотворительностью, будут избегать «традиционно западных» областей работы, таких как защита прав человека, защита прав животных, политика «ничего о нас без нас» при работе с инвалидами и другими группами населения (пункт 4) и т.п.
Кроме того, такие настроения могут крайне негативно отразится на благотворительном секторе в целом. Дело в том, что благотворительность – в том виде, в котором она существует сейчас в России, изначально создана полностью по Западному образцу. Идея «социально ответственного предпринимательства», благодаря которой многие семьи известных бизнесменов имеют благотворительные фонды, тоже чисто западная. Будет ли выгодно главам благотворительных фондов, слепо следующим так называемым про-российским курсом, сохранять свои «западные фонды», и какие методы они будут использовать для их развития, мне неизвестно.
Как показывает история, игнорирование позитивного иностранного опыта не приносит положительных результатов и значительно отдаляет от цели. Если  она, конечно, реально есть…

Ссылка на источник



Главные «благотворительные» тренды и события 2016 года назвали Екатерина Чистякова, Гор Нахапетян, Елена Вишнякова, Дмитрий Даушев, Мария Бевза



итоги 2016
Екатерина Чистякова. Фото пресс-службы фонда «Подари жизнь»

Екатерина Чистякова, директор Благотворительного фонда «Подари жизнь»

Для БФ «Подари жизнь» уходящий год оказался насыщенным, поэтому Екатерина Чистякова сосредоточилась на событиях, связанных только с его деятельностью.

– Благодаря помощи благотворителей на территории усадьбы Измалково в поселке Переделкино будет создан пансионат для детей, которые проходят лечение амбулаторно. Это будут коттеджи, каждый на несколько семей, а старая усадьба превратится в клуб, в котором дети с родителями смогут вместе проводить время за играми, учебой и развлечениями.

В пансионате будут жить с родителями те дети, кому результаты анализов уже позволяют не лежать в палате, но и домой уезжать пока рано: надо приходить в больницу на процедуры и обследования. Это позволит Центру детской гематологии им. Д.Рогачева принимать больше пациентов из регионов.

– Совместно с ФНКЦ ДГОИ мы запустили проект «ТКМ в регионах», цель которого сделать доступнее трансплантацию костного мозга в России. Сейчас у нас в стране проводится примерно 400 трансплантаций в год, а в них нуждаются 800 детей в год. В клиниках, которые проводят этот вид лечения, не хватает мест.

Мы уже подписали соглашение с Минздравом Свердловской области, по которому детям из соседних регионов будут делать пересадку костного мозга в больнице Екатеринбурга, что позволит им не ждать в очереди в федеральные клиники и вовремя получить необходимое лечение относительно рядом с домом.

Также подписано соглашение с Минздравом Красноярского края о создании в регионе отделения трансплантации костного мозга. Мы привлекаем благотворительные средства на модернизацию оборудования и покупку нового в больницы этих регионов, а также оплачиваем там лечение пациентов из других регионов.

– Была принята «дорожная карта» – план мероприятий по развитию доступности обезболивания. Этот документ должен скоординировать работу всех ведомств, от которых зависит избавление людей от боли и страданий. Ведь для того, чтобы страдающий от невыносимой боли ребенок или взрослый получил облегчение, заводы должны производить нужные лекарства – а это ответственность Минпромторга.

Врачи должны уметь назначать схемы обезболивания – а за образование врачей отвечает Минобрнауки. У докторов не должно быть страха перед наказанием за незначительные нарушения правил при использовании обезболивающих лекарств – обеспечить это могут МВД и Минюст. Минздрав, опираясь на врачебное сообщество, должен создать клинические протоколы лечения боли. Все это записано в «Дорожной карте».

Этот документ важен еще и тем, что создавался в диалоге, в дискуссии со всеми ведомствами. И поначалу было непонимание: «Никаких проблем нет! Все нужные приказы утверждены и работают! Какое отношение обезболивание имеет к нашему министерству?» Но постепенно приходило понимание, что в ответе за тех, кому больно, очень и очень многие ведомства.

Истории конкретных подопечных нашего фонда, детей и взрослых – это те свидетельства, часто трагичные, от которых невозможно было отмахнуться. И ведомства включились в работу.

Когда я перечитала «Дорожную карту», то увидела: вот наши предложения, вот идеи фонда «Вера», а эти пункты внесены по предложению Ольги Юрьевны Голодец, Минздрава, Росздравнадзора, Московского эндокринного завода… Дорожная карта – своего рода общественный договор, и в этом тоже ее ценность. Само по себе участие в работе над документом побудило многие ведомства действовать. И результат уже есть.

– Мы запустили проект «Поделись сдачей» – теперь, расплачиваясь банковской картой, сдачу с покупки можно округлить до 10 рублей, и она автоматически будет отправлена на помощь нашим детям. Пока этот проект работает только на заправках ЕКА, но мы надеемся, что уже в следующем году к нему присоединятся магазины, кафе, аптеки, где есть терминалы Сбербанка.

– Мы запустили первый в России благотворительный игровой диджитал проект – сайт 10.podari-zhizn.ru. Это сайт в честь 10-летия нашего фонда, где каждый увидит дерево с поющими птицами. На ветвях этого дерева самые важные для нас даты, и все они – что не удивительно – связаны с историями детей. На дерево можно посадить свою уникальную птицу, сделав любое пожертвование на сайте – так вы оставите след в нашей общей истории благотворительного фонда «Подари жизнь».

Гор Нахапетян, сооснователь фонда «Друзья»



Гор Нахапетян, сооснователь фонда «Друзья».

Эксперт выделил не события в сфере благотворительности, а, скорее, «отраслевые тренды» 2016 года.

– Все больше людей из корпоративного сектора хотят работать в сфере благотворительности. Это интерес к тому, чтобы изменить мир к лучшему, найти для себя новые смыслы в жизни, получить признание и, может быть, потребность чувствовать свою полезность: не «толочь воду в ступе», а видеть реальные результаты своей работы.

– Дигитализация сектора. Донор находится от фонда на расстоянии одного клика – все больше фондов понимает это и подключается к цифровым каналам.

– Создание фандрайзинговых win-win-продуктов (win-win – стратегия переговоров, суть которой заключается в том, что абсолютно любую ситуацию можно превратить в идеальную, когда обе стороны окажутся в выигрыше). Фонды понимают, что к бизнесу недостаточно приходить с запросом «а дайте нам, пожалуйста, денег». Все очевиднее, что доноров необходимо заинтересовывать, предлагать им продукты, за которые они не просто платят, но и получают свои бенефиты в виде клиентской лояльности/повышения узнаваемости и пр. Яркий пример – кооперация корпорации «Открытие» и фонда «Вера» с «Ежиком в тумане».

– Появление новых инфраструктурных организаций. Среди них и фонд «Друзья», который фактически является «фондом фондов», агрегатором возможностей, знаний, ресурсов и опыта для других НКО. Есть Phil In, который предлагает НКО комплексную поддержку в следующих областях: бухгалтерия «под ключ», кадровое администрирование, юридическое сопровождение и пр. В этом году начал работу Центр «Благоcфера» – открытая общегородская площадка, созданная для вовлечения граждан в благотворительность через личный опыт участия в социальных, благотворительных и культурных проектах.

– Количество людей, вовлеченных в волонтерские движения, растет.

– SMS на ТВ. Все больше фондов находят пути-дороги к донорам через телевидение.

– В своих завещаниях люди все чаще готовы указывать благотворительные организации в качестве наследников. Растет доверие со стороны благотворителей к благотворительным организациям.

Дмитрий Даушев, директор департамента фандрайзинга и коммуникаций Российского комитета «Детские деревни – SOS»



Дмитрий Даушев, директор департамента фандрайзинга и коммуникаций Российского комитета «Детские деревни – SOS».

– Премия «Золотой кот» за достижения в привлечении средств для реализации благотворительных и социальных проектов, учрежденная Ассоциацией фандрайзеров.

– Открытие пространства «Благосфера».

– Проведение всемирного дня благотворительности #ЩедрыйВторник в России.

– Решение Михаила Фридмана отдать свое состояние на благотворительность.

– Появление на рынке второго агентства, развивающего популярный во всем мире и эффективный инструмент фандрайзинга Face2Face (Прямой диалог).

Мария Бевза, исполнительный директор Ассоциации фандрайзеров



Мария Бевза, исполнительный директор Ассоциации фандрайзеров.

Мария Бевза назвала те же события, что из Дмитрий Даушев, с одним исключением. На пятом месте в ее рейтинге оказался не Face2Face, а «конкурс субсидий Комитета общественных связей Москвы, включая этапы подготовки НКО и обратной связи после конкурса».

Елена Вишнякова, директор по связям с общественностью компании EN+

В списке Елены Вишняковой было четыре пункта:

– Серьезный рывок в развитии волонтерства.

– Внимание власти к некоммерческому сектору. Это и слова Владимира Путина о поддержке НКО и добровольчества, прозвучавшие в ежегодном послании Федеральному собранию, и вовлечение общественных организаций и благотворительных фондов в комиссии, распределяющие президентские гранты, и т.д.

– Назначение Нюты Федермессер руководителем Центра паллиативной медицины департамента здравоохранения Москвы. Это тоже можно расценивать как официальное признание третьего сектора.

– Снижение градуса конкуренции в благотворительных акциях бизнеса.

Ссылка на источник



Куда обычно уходят спортсмены после того, как наступает «пенсия»? В тренеры, чиновники или шоу-бизнес. Олеся Алиева ушла помогать особым детям

Олеся Алиева

Олеся Алиева – одна из самых титулованных российских горнолыжниц. Несмотря на то, что она завершила карьеру 10 лет назад, многие ее рекорды так и не побиты. Уже два года Олеся — шеф-инструктор в благотворительном проекте «Лыжи мечты», и ее подопечные – дети с диагнозами ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна — делают непрогнозируемые медиками успехи.

«Я не знала ничего об аутизме»

— О том, что горные лыжи полезны детям с двигательными нарушениями, я подумывала, когда еще сама каталась. После завершения карьеры в 2006 году из-за травмы я решила сначала, что хочу отдохнуть. Между двумя декретами пошла по стандарту: училась на инструктора, работала методистом в Федерации горнолыжного спорта. В какой-то момент стало ясно: я не офисный человек нисколько. Мне скучно. И именно в тот момент я увидела в соцсетях информацию о «Лыжах мечты».

С создателями «Лыж мечты» телеведущим Сергеем Белоголовцевым и его женой Натальей Олеся была знакома давно, и предложила себя в качестве волонтера. Прошла обучение, стала шеф-инструктором.

Сейчас проводит занятия в Москве, ездит по регионам и реабилитирует горными лыжами детей, которые и ходят-то с трудом.

Новая работа принесла в жизнь и сюрпризы, и сложности.

— Когда я ездила на соревнования и сборы за рубеж, я, конечно, видела особых людей. Там их не прятали. Я была знакома с диагнозами ДЦП, синдром Дауна. А вот с аутизмом впервые столкнулась только в «Лыжах мечты» и поначалу была обескуражена. Как можно научить человека слышать и слушаться тренера, если он пребывает в своем закрытом мире?

Пришлось засесть за специальные книжки. Изучив вопрос, Олеся справилась и с этим вызовом, который, пожалуй, оказался покруче, чем самая крутая вершина из ее спортивных вершин.

«Особый ребенок – как книга, читать которую надо очень бережно»

На вопрос о том, что больше всего нужно инструктору в работе с особыми детьми, Олеся Алиева отвечает: «Смелость. А еще доброта и терпение. Но прежде всего смелость. Каждый человек с нарушениями, какими бы они ни были, двигательными или ментальными, который приходит в «Лыжи мечты» — это как новая книга. Необходимо читать ее бережно и аккуратно, не разрывая страниц».

Разрывать страницы никто и не думает – тренеры в «Лыжах мечты» работают со своими подопечными максимально чутко  и адресно.

Гонки и сверхзадач нет, хотя каждый здесь, пожалуй, ежедневно выигрывает свою личную Олимпиаду.

Просто цели у каждого ребенка стоят разные: кому-то нужно научиться прямо держать спину и натренировать мышцы, чтобы самому удержать в руках ложку, а кому-то хочется вместе с родителями отправиться в горы и не отставать от них на склонах. Невозможного нет. За полных два сезона ученики Олеси Алиевой добились тех целей, что сами перед собой ставили.

6-летний Матвей, которого поначалу возили только в слайдере («ходунках на лыжах», фиксирующий больного ДЦП и не дающий упасть), сейчас держит спину и голову сам, передвигает ногами, а до этого почти не ходил!

15-летний Леня с ДЦП не мог почти ничего и всего боялся, а сейчас сам, без поддержки, спускается с горы, поворачивает и поднимается вверх. Даже успел съездить с родителями в горы и там поразил инструктора, который работает со здоровыми людьми.

Неговорящая 8-летняя Маша с синдромом Дауна, кажется, вот-вот нарушит молчание – после тренировок у нее столько эмоций, что она лепечет без умолку. «Я не радовалась своим медалям так, как я радуюсь достижениям моих учеников в «Лыжах мечты», — признается Олеся.

Дочки-матери

В большом спорте Олеся не мыслила себя без скорости и адреналина. И сегодня не мыслит: главная забота большой спортсменки сегодня — как вместе с учениками и их родителями свернуть горы.

За два года работы в «Лыжах мечты» особые дети кардинально перевернули Олесин мир и привычный взгляд на вещи. Она перестала роптать и задаваться вопросом — «для чего же людям даются такие испытания».

— Раньше я не понимала, а сейчас знаю: это тяжело, но это нужно прежде всего для всех нас. Чтобы мы, все вокруг стали лучше. И, правда, примеры – на глазах. На тренировках в спорткомплексе «Кант» помочь ее ученикам спешат не только штатные волонтеры, но и те, кто просто случайно оказался рядом на склоне. А все местные «канатчики», которые следят за подъемниками, уже и сами не заметили, как втянулись в программу и приобрели все необходимые навыки помощи людям с ДЦП, СД и аутизмом.

Потихоньку волонтерит и старшая дочь Олеси Софья. Девочке 9 лет, и в свободную минуту она всегда рядом с мамой. «Может малышам слюни вытереть, поддержать – как физически, так и морально. А как она вдохновляет ребят, болеет за них, когда они скатываются с горы», — радуется мама-инструктор. Младшая, пятилетняя Маша, тоже начала ходить на мамины тренировки.

Олеся признается, что ее особые ученики за два года помогли ей развить у себя «настоящее материнское терпение».

К дочерям Олеся требовательна и ждет от них результатов, хотя и не спортивных – девочки занимаются горными лыжами, что называется, «для себя». Но родительской раздражительности и упреков стало заметно меньше – ведь общаясь с ребятами, у которых такие тяжелые диагнозы, поневоле перенимаешь у них что-то, даже тебе самому неведомое, и еще больше начинаешь ценить жизнь. «Они такие благодарные! Обнимаются, целуют меня, радуют своими достижениями. Все это дает невероятную энергию!».

Впрочем, бывают и сложности – куда без них. Приходится импровизировать, искать новые методы, экспериментировать. Но главное, считает Олеся – начинать каждую тренировку с молитвы. Тогда даже у самого «неподдающегося» ученика в конце концов все получится.

«Бог и горные лыжи, а больше ничего общего»

По-настоящему к вере Олесю привел муж. До этого были годы исканий и сомнений. Родом Алиева из Адыгеи, в ее роду были как мусульмане, так и христиане. Свою религию, впрочем, никто из старших не навязывал, скорее, было принято верить в некую высшую силу, без уточнений.

Олеся крестилась в 13 лет, а в 19, уже в  Москве, полностью погрузившись в перипетии большого спорта, оказалась в одной из протестантских церквей. Там состоялось второе крещение, однако тренировки, сборы и соревнования помешали регулярным визитам на молитвенные собрания. В то же время бабушка Олеси по маме неожиданно для всей семьи воцерковилась и вступила с внучкой в мировоззренческую дискуссию: православие — протестантизм.

Пока бабушка молилась за внучку, а сама Олеся, пропуская протестантские службы, верила в Бога по-своему, состоялась судьбоносная встреча с будущим мужем Сергеем. И первое, что он сказал девушке: «А знаешь, я ведь верующий». «Круто, я тоже», — улыбнулась в ответ Олеся.

Сейчас она говорит, что вера в Бога была практически единственной точкой соприкосновения – во всем остальном будущие супруги разные, порой до диаметральной противоположности. «Нас объединял только Бог. Ну еще горные лыжи. Сережа тогда увлекался ими всерьез и мечтал познакомиться с кем-то, кто был бы самым лучшим  в  этой области. Так он и нашел меня».

Молодые люди поженились, вскоре родилась первая дочь, затем вторая. Девочек крестили в Православии, и заботливый отец вместе с ними каждое воскресенье шел в храм, в то время как Олеся оставалась дома. В какой-то момент пришло в голову: что-то не то.

«И я начала потихоньку воцерковляться. Не быстро, почти три года, и не гладко. Сначала я приезжала с мужем и девочками в храм и ждала их за оградой. Потом заходила внутрь, но подолгу стоять на службе не могла», — рассказывает Олеся. Так, шаг за шагом, она постепенно поняла и приняла то, против чего яростно выступала. Помогло осознание, что семья должна быть вместе, а еще – бабушкина тихая молитва. В ознаменование возвращения Олеси Алиевой в Православие в одном из монастырей Адыгеи совершили чин  присоединения к Православной церкви. Олеся и Сергей повенчались.

«Если бы сейчас меня спросили, что самое главное и сокровенное в христианстве, я бы, наверное, ответила — прощение.

Ведь Бог нас уже простил, хотя человек – ну я, по крайней мере, говорю за себя — не заслуживает прощения. А у нас еще есть возможность попасть туда, куда все мы разными путями идем, и там соединиться с Богом».


Справка: Олеся Алиева — российская горнолыжница, многократная чемпионка России, мастер спорта международного класса. Ее главное достижение – третье место в Кубке мира по горным лыжам в 2000 году. Входила в 30-у сильнейших горнолыжниц мира. Завершила спортивную карьеру в 2006 году из-за травм.

Ссылка на источник

Ночлежка

Благотворительная организация «Ночлежка» представила новогодний видеоролик, где петербургские бездомные снялись в роли Дедов Морозов, поздравляющих людей с праздником, и возвращающихся в пункт обогрева. Трогательный клип снят, чтобы привлечь внимание к участи людей, живущих на улице и в будни, и в праздники.

«Мы хотим с помощью данного ролика обратить внимание людей на тех, кому негде и не с кем встречать этот праздник, на тех, кто ни смотря на все трудности жизни находит в себе силы жить и желание дарить другим радость и новогоднее настроение.

Вы бы видели, как преображались лица наших героев, когда люди подходили к ним с просьбой сфотографироваться или давали «пять». Бездомные за время жизни на улице привыкают к тому, что люди стараются делать вид, что их не существует, что их не замечают, как будто они призраки», – рассказал Антон Мохов, креативный директор агентства «Декабрист», создавшего ролик при участии певицы Жени Любич, чья песня звучит в клипе, и проекта «Новая Голландия», на катке которого проходила часть съемок.

«Этим людям нужна наша помощь, потому что они хотят вернуться к нормальной жизни, снова стать частью общества и снова быть нужными», – подчеркнул Антон Мохов.

«К сожалению, самостоятельно выбраться с улицы практически невозможно – бездомные люди сталкиваются с бесконечным множеством сложностей и обстоятельств, которые сильнее их.

Чтобы специалисты «Ночлежки» могли и дальше помогать бездомным людям, нам нужна ваша поддержка», – заявил, обращаясь к зрителям видеоролика, председатель благотворительной организации Григорий Свердлин.

Ссылка на источник

Специалисты помогающих профессий, в числе которых психологи, коучи и психотерапевты, присоединились к благотворительному флешмобу, в рамках которого они предлагают клиентам обменять свои услуги на благотворительность.

По сообщению АСИ, в социальных сетях специалисты помогающих профессий анонсируют благотворительный флешмоб с хештегом #декабрьдобрыхдел. Они предлагают своим клиентам воспользоваться профессиональной консультацией для решения проблемной ситуации, которую клиенту не хотелось бы взять с собой в 2017 год. Денежное вознаграждение за консультацию специалиста клиент самостоятельно переводит в любой благотворительный фонд.

Идея флешмоба принадлежит калининградским терапевтам и коучам Ольге и Кириллу Кошкиным.

Отличительной особенностью акции стал бренд супергероев, которые приходят людям на помощь. Именно такую картинку организаторы акции рекомендуют прикрепить для анонса благотворительного флешмоба в социальных сетях. О ходе акции профессионалы будут рассказывать в специально созданной группе.

«Я готова консультировать несколько человек в месяц по вопросам профориентации и провести семинар для подростков, которые определяются с выбором профессии. В Калининграде, кроме ее организаторов Кирилла и Ольги Кошкиных, присоединилась также Анна Диянова, тренер по йоге и психотерапевт», – рассказывает региональный представитель центра тестирования и развития «Гуманитарные технологии» Ольга Мячина.

«На Новый год все ждут подарков, а еще больше – маленького чуда. В этот декабрь, в его неопределенной напряженности, особенно хочется сделать что-то, что добавит жизни и тепла. Отличный способ почувствовать себя лучше – подарить что-то тем, кому еще тяжелее. Вот мы и решили провести акцию, которая, надеемся, сделает жизнь вокруг, пусть чуточку, но лучше» – сообщают организаторы акции.

Ссылка на источник

Никаких подарков в детские дома. Да, я имею в виду вовсе не «ребята срочно помогите, у нас в этом году не хватает подарков для несчастных обделенных детишек в детских домах», я имею в виду именно «пожааааалуйста, прекратите издеваться над детьми из детских домов, заваливая их подарками».

Я понимаю, что текст этой статьи будет очень больно читать приблизительно половине тех, кто соберется это сделать (крепитесь, позитив в конце). А другая половина будет тихо и печально кивать со словами: «Да, я тоже об этом все время говорю, и это никого не останавливает» Я знаю, что у первых статья вызовет фрустрацию или даже агрессию. Поэтому сразу хочу сказать: «Да, я тоже очень люблю детей, да и вообще людей», «да, я сама тоже кое-что делаю в помощь другим, а именно посвящаю этому приблизительно 95% своего времени, не считая сна», «да, я бывала в свое время в огромном количестве детских домов и даже в одном прожила неделю, прямо в группе с детьми», «да, я имею дело с волонтерами из более чем 20 регионов страны и там везде точно так же как в Москве». Так что ребята, давайте вместо фрустрации просто попробуем сделать нашу помощь хотя бы чуть-чуть эффективнее, мы же все именно этого хотим, да?

Итак, почему же все-таки нельзя дарить подарки в детские дома и что можно сделать вместо этого?

Возьмем, к примеру, идеальную ситуацию, то есть ситуацию, при которой всем детям достались одинаковые подарки, всем поровну и они почему-то тоже рады тому, что все теперь «как детдомовские» в одинаковом (а если подарите разное, то опять-таки будет расстройство, что кому-то повезло больше), но мы берем идеальную ситуацию, исключающую также, что подарки не дошли до детей. Ситуацию, при которой подросток продал подарок, чтобы купить сигареты или пиво. Или когда подарок был использован для того, чтобы вызвать у кого-то зависть или просто продемонстрировать свое превосходство («смотри что у меня есть, а у тебя такого нету»), обычно после такого поведения подарок либо оказывается разбитым, либо украденным, как только хозяин от него отвлекся, и, конечно, это очень плохо и для хозяина и для того, кто разбил или украл.

Так вот даже в этой идеальной ситуации (а вы же понимаете да, что такого не бывает?), дарить подарки в детские дома, школы-интернаты, социальные приюты и еще массу других форм государственных сиротских учреждений (подчеркну — особенно государственных) категорически разрушительно для психики ребенка, потому что по статистике за время новогодних праздников ребенок из детского дома посещает около 17 елок и мероприятий и получает около 19 подарков (в московской области – 25). Вы понимаете, что это просто марафон на выживание? Вы хотите быть 26-ми кто прибежал судорожно любить незнакомого вам еще вчера ребенка? А 18-ми? Печаль всего происходящего в том, что готовы…

В ближайшие полтора месяца миллиарды рублей будут потрачены на игрушки, плюшевых мишек, санки, барби и даже планшеты, телефоны и айподы (да-да, многие дети просят именно это и многие взрослые им это покупают, хотя сами догадываются, что что-то тут не так)

Чудовищно все это потому, что воспитывает страшное иждивенчество, ребенок привыкает к тому, что ему все всё время что-то дают, дарят, исполняют, причем без каких-либо усилий или видимых для него причин. Постоянно приезжают какие-то восторженно-экзальтированные люди, которые судорожно пытаются облюбить их всех до смерти за полдня и поехать дальше (я знаю, потому что сама такая же точно была). А потом вдруг ребенку исполняется 18 лет, и … И ничего, к нему никто не ездит, никто не осыпает его подарками, никому нет дела до проблем «взрослого здорового парня, который должен идти работать». А с чего он должен? Вы его научили только просить, вы не научили его зарабатывать. Вы его научили принимать подарки и увеселения, и думали, что про работу он как-то сам должен догадаться. В итоге, справляются с таким положением вещей всего 10%, а остальные спиваются, попадают в криминал и тюрьмы, кончают жизнь самоубийством. Вдумайтесь! 10%! 90%!

Дети в детских домах (а я подразумеваю в данном случае все государственные виды учреждений подобного типа) живут по созданной еще в начале XX века угрюмой, бесчеловечной и беспощадной системе. Их воспитанников не считают частью общества, и поэтому они ей не становятся. Их считают бедными и несчастными, убогими и обделенными, и только по-настоящему искренние и профессиональные благотворительные фонды бьются над их социализацией, пытаются вернуть им мотивацию жить и достигать, наполняют их верой в собственные силы, и устраивают их в семьи.

«Ну каждый помогает как может», — часто отвечают мне обиженно на упоминание профессиональных фондов. Нет-нет, я вовсе не против маленькой помощи, и я точно знаю, что КАЖДЫЙ человек может помочь. Но здесь речь не идет о помощи. Я пишу все это именно для того, чтобы объяснить – подарки в детские дома на праздники и без них, а так же куча увеселительных мероприятий на праздники – это не помощь, это вред.

Я приведу пример из собственной практики, когда много лет назад я приехала в составе группы волонтеров в один из детских домов Тверской области. Мы договаривались о визите заранее, подготовили конкурсы и представления, уточнили у директора, что кроме нас в этот день никого не будет. Когда приехали, прямо у нас перед носом уехала другая группа волонтеров, и дети, потягиваясь, вышли из актового зала с подарками. Они надеялись пойти по своим делам, но директор им сказал срочно идти обратно в зал, потому что «спонсоры приехали», и дети побрели смотреть очередные наши песни и пляски, которые им были абсолютно не нужны. Какую пользу мы им принесли, заставив полдня сидеть в актовом зале? Какую пользу можно принести мастер-классом по плетению фенечек и мыловарению?

Ну а что же тогда делать и как помочь, если есть такое желание?

Я обещала в конце позитив, и вот он – вы можете быть не просто нужны, а очень нужны! Например, если вы хотите устроить именно праздничное мероприятие, то организуйте его для детей с ограниченными физическими возможностями. Причем постарайтесь вывезти их куда-то из дома, у нас в стране им так не часто предоставляется такая возможность. А еще лучше — посоветуйтесь с профильными фондами и организуйте совместное мероприятие для обычных детей и детей с ограниченными физическими возможностями. Это будет очень полезно и для тех и для других.

Обязательно хотите вручить кому-то подарок – есть онкобольные дети, дети из малоимущих семей, да и просто те, кто находится на длительном лечении в больнице, их вы точно не избалуете. Есть даже совсем не дети, а пожилые люди, люди находящиеся в хосписах и больницах, парализованные люди, заключенные (о них вообще все забывают) – все они будут рады вашему теплу и вниманию, ваши подарки будут ценны и приняты с благодарностью.

Ссылка на источник



December 2016

M T W T F S S
    1 2 34
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 2425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 22 September 2017 16:50
Powered by Dreamwidth Studios