Минск

Семинары для женщин с ограниченными возможностями пройдут в Московском районе в рамках кампании «Инклюзивная Беларусь», передает корреспондент агентства «Минск-Новости».

О новом проекте, который реализуется на базе Территориального центра социального обслуживания населения Московского района, рассказала его директор Елена Демидова. Журналисты посетили это учреждение 9 декабря в рамках пресс-тура по социальным объектам города.

— Во время практических занятий тренеры будут учить молодых жительниц столицы, которые имеют инвалидность, вырабатывать в себе лидерские качества, преодолевать внутренние барьеры и страхи, — пояснила Е. Демидова. — Сегодня пройдет первая такая необычная встреча.

Партнерами проекта выступают ОО «Белорусская ассоциация молодых христианских женщин», ОО «Радислава», ЮНФПА в Беларуси.

Е. Демидова также рассказала, что в 2017 году на базе районного ТЦСОН появится отделение дневного пребывания для инвалидов с тяжелыми множественными нарушениями. Оно будет оснащено современными средствами реабилитации. Проект реализуется совместно с Белорусской ассоциацией помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам.

Ссылка на источник

Уже почти четверть века, как 3 декабря отмечается Международный день инвалидов. Само учреждение ООН особой даты в календаре стало сигналом: инвалидность — не столько медицинская, сколько социальная проблема. Это вопрос адаптации людей с тяжелыми недугами в нашем обществе, как и общества к ним. Насколько это удается в нашей стране, рассказал в интервью «СБ» председатель центрального правления общественного объединения «Белорусское общество инвалидов» Владимир ПОТАПЕНКО.

барьеры

— Если раньше в нашу организацию вступали люди более зрелого возраста с инвалидностью, то в последние годы мы больше принимаем молодых, до 40 лет. И у них совсем другие цели: активное общение, участие в наших мероприятиях, получение образования и устройство на работу. Помогаем материально и студентам–инвалидам, которые успешно учатся, у нас проходят молодежные форумы, слеты, обучающие семинары, где подсказываем, как найти себя. Это и есть главная задача — показать, что на каком–то увечье, травме, недуге жизнь не заканчивается.

— Отношение к инвалидности в обществе определенно меняется. Мы уже осознаем, что среда должна быть удобной для всех — пандусы на лестницах или лифты в метро воспринимаются как должное. Но некоторые по–прежнему видят в слове «инвалид» негативный оттенок.
— Я не сторонник расхожих синонимов этого слова — например, «человек с ограниченными возможностями» или «человек с дополнительными потребностями». Как наполнить это понятие — вот в чем вопрос, ведь многие связывают его с немощным, нуждающимся, чуть ли не обреченным. После серьезной травмы позвоночника в большинстве случаев человек, к сожалению, никогда не будет ходить, но его упорно убеждают, что совсем скоро он встанет на ноги. И вот он непрерывно лечится, упорно занимается — год–два, а эффекта нет, и в конечном итоге — полная апатия, разочарование. Но почему не считать правильной целью для реабилитации возможность получить социальное признание в нынешнем качестве? Диагноз — лишь состояние организма, он не должен отражать социальное положение человека. Простой пример: двое подошли к лестнице и один не может по ней подняться. Почему? Из–за медицинских показаний, в первую очередь скажем мы, и чаще всего они необратимы. Но если инвалид не может подняться, потому что лестница не оборудована должным образом, нет пандуса — убрать это ограничение в наших силах. Такой взгляд должен стать основным. Но это не значит, что человек, получивший инвалидность, не должен стремиться восстановить потерянные функции организма, используя высокоэффективную медицинскую помощь. Реабилитация должна проходить планомерно и быть четко скоординирована с социальной составляющей.
— Но долгое время именно медицинская составляющая у нас главенствовала — специализированные больницы, центры реабилитации. Выходит, куда важнее, что ждет инвалида за стенами палаты?
— Я несколько раз менял место жительства и всегда сразу же интересовался, где находится ЖЭС, чтобы решить вопросы безбарьерной среды, и только в последнюю очередь спрашивал, где же поликлиника. Социальное окружение, инфраструктура, условия проживания и доступность объектов — вот что прежде всего интересует инвалидов. По сути, нормативно–правовая база по безбарьерной среде существует в стране еще с 1991 года — с момента введения республиканских строительных норм РСН 70–90. По ним абсолютно все сооружения социального, культурного назначения, жилые дома должны были строиться с учетом безбарьерности. Тем не менее до сих пор одни с небольшими отступлениями от норм проектируют, другие — строят, а третьи не обращают на них внимания при приемке объектов. К сожалению, многое делается с позиции здорового человека, которому расхождения в какой–то сантиметр кажутся неважными, он так привык работать. Здесь же арифметика совсем другая: порог в 2 сантиметра преодолеет любой «колясочник», в 3 см — хорошо, если половина, а уж порог в 5 см осилят буквально 5 — 6%. Да, неоднократная паралимпийская чемпионка Людмила Волчек без посторонней помощи на коляске и на 3–й этаж по лестнице поднимается, но это исключение…
— Приходилось ли вам бывать в местах, которые были бы полностью обустроены для инвалидов?
— Основные здания и сооружения стали доступными для инвалидов, но не могу назвать хоть одно, полностью соответствующее критериям безбарьерной среды… Положительных изменений много, но, на мой взгляд, они неадекватны государственным затратам, а ведь чаще всего расходуются именно бюджетные деньги. При должном подходе можно было бы обустроить гораздо больше объектов безбарьерной среды. Но еще хуже, когда делают некачественно — вроде и есть какой–то пандус, но он просто непосилен для человека в коляске без посторонней помощи. Наши замечательные спортивно–зрелищные сооружения — «Чижовка–Арена» и «Минск–Арена» — для инвалидов доступны, и подъездные пути хорошие, но санузлы сделаны с нарушениями… Не так давно к нам приезжал председатель Всероссийского общества инвалидов, «колясочник», и мы искали подходящий отель. Да, есть специальные номера — с широкой дверью, большой комнатой, чтобы развернуться на коляске, а в санузле опять–таки поручень неправильно установлен. В моих руках он просто оторвался.

— Конвенция о правах инвалидов, которую подписала наша страна, поможет ускорить создание безбарьерной среды?
— Я рад, что в прошлом году конвенция была подписана нашей страной, а в нынешнем — ратифицирована. Но не питаю больших иллюзий, что с ней проблемы инвалидов будут решаться молниеносно. Это документ, который дает право и самому инвалиду, и нам, общественным организациям, представляющим его интересы, добиваться усовершенствования законодательной базы для решения жизненных, социальных и других проблем. Но никто еще не выработал единого долгосрочного и эффективного документа, действующего для всех категорий инвалидов. Поэтому важно не столько принятие международного документа, сколько реальное желание решать проблемы на местах. Скажем, помочь инвалиду обменять квартиру на первый этаж, чтобы он мог выходить из не оборудованного лифтом дома, — это куда больше зависит не от конвенций, а от инициативы местных органов.

— В нашей стране инвалидам приходится сталкиваться с какой–либо дискриминацией, особенно при приеме на работу?
— Как таковой дискриминации у нас нет, но ведь она может быть и скрытой. Конечно, работодатель в открытую не скажет, что отказывает из–за инвалидности, но заявит, условно говоря: «А китайским языком владеете? Нет? Тогда, извините, не подходите нам». Мы знаем о ситуациях, когда по всем требованиям человек подходит и его, не зная об инвалидности, приглашают на собеседование, а уже при личном знакомстве отказывают под различными надуманными предлогами. Поэтому очень важны наши производства, где мы можем трудоустроить инвалидов, научить их профессии, дать возможность чувствовать себя нужным обществу, зарабатывать. Благодаря средствам от наших предприятий мы можем и материально помочь членам организации, и совершать важные для социализации туристические поездки за границу, к местным достопримечательностям, да и просто на природу. Не раз уже слышал в шутку от наших районных организаций: так мы уже все в стране объездили, куда дальше ехать? Мы проводим и фестивали творчества и самодеятельности инвалидов — республиканские и на местном уровне. Наша гордость — фестиваль, проходящий одновременно со «Славянским базаром». Мечтаем, чтобы в один из дней фестиваля мы бы могли выступить на сцене Летнего амфитеатра, показать и свои таланты (ранее практически достигли такой договоренности, но сегодня она снова под вопросам). А знаете, какие у нас талантливые люди? Последний пример — в Женеве высоко оценили выставку картин художников–инвалидов, которые занимаются в центре «Палитра радости» под началом Анны Гадировой.

Цифры «СБ»

Сегодня в Белорусском обществе инвалидов более 50.000 членов — практически 10% всех инвалидов страны. В структуру объединения входит свыше 70 предприятий, на которых заняты почти 3 тысячи человек, из них 946 — инвалиды. При льготном налогообложении предприятия БелОИ ежегодно пополняют бюджет государства на 3 — 4 млн долларов. В нынешнем году размер материальной помощи членам от общественного объединения составил почти 730 млн неденоминированных рублей.

Прямая речь
Заместитель председателя центрального правления общественного объединения «Белорусское общество инвалидов» по производству и экономике Станислав Койко:

— Финансовая помощь спонсоров в общем бюджете БелОИ незначительна, мы работаем на принципах самообеспечения. Среди наших предприятий есть занятые и в торговле, и в производстве, например, пластиковых окон, и в типографии, и в строительстве, но главное направление — швейное. Если в организациях строительного профиля инвалиды работают в бухгалтерии, ведь на стройплощадку их не отправишь, то в швейном деле можно занять каждого, более того, и на дому — достаточно установить швейную машину. Несмотря на всю трудоемкость процесса, мы готовы работать с минимальной рентабельностью, предлагать самую выгодную цену. Хотя наши предприятия несут дополнительную нагрузку — делают отчисления на социально–организационную работу общества и реабилитационные мероприятия. Из–за объективной ситуации в экономике мы сталкиваемся с теми же проблемами, что и другие производства и организации — несвоевременные платежи, дебиторская задолженность, уменьшившийся спрос. Но главное, в чем мы нуждаемся, — в стабильно поступающих заказах, хотелось бы, чтобы со стороны государства их было больше. Мы доказали, что можем справляться не только с большими объемами дешевой продукции, как подворотнички, но и со сложными изделиями — одно наше предприятие специализируется на пошиве формы для высших офицеров.

Ссылка на источник

Аудиогиды для инвалидов по зрению появятся в Национальном художественном музее Беларуси, сообщили БЕЛТА в музее.
Это совместный белорусско-польский проект «Развитие техник приспособления информации и искусства к потребностям незрячих и глухих. Аудиодескрипция для незрячих людей в музеях, театрах и иных учреждениях культуры». Его презентация состоится в музее 2 декабря.
Первый профессиональный музейный опыт в области инклюзии — подключения к музейному пространству слепых и слабовидящих людей — успешно прошел в 2014 году, когда в экспозиции НХМБ появились тактильные скульптуры и картины, созданные научно-творческой группой «Мивия». Этот проект стал одним из призеров III Национального музейного форума.
В Год культуры и Год милосердия 25 произведений музея станет сопровождать аудиодескрипция. Таким образом, НХМБ вслед за многими передовыми европейскими музеями становится все более доступным для людей с ограниченными возможностями.
В проекте описания 25 произведений приняли участие волонтеры — сотрудники «Белорусского товарищества инвалидов по зрению» и иных организаций, прошедшие обучение у польских коллег, а также сотрудники Национального художественного музея. Проект был создан и частично оплачен варшавским фондом Нuman Doc, дофинансирован Министерством иностранных дел Польши и Национальным художественным музеем Беларуси.
НХМБ ставит своей целью ежегодно делать доступными десятки произведений постоянных экспозиций и других музейных выставочных пространств. Следующая задача — создание аудиогидов для слабовидящих детей, планшетных аудиогидов для глухих людей.

12f60b5571842477b69f042835ff86da-1

Многие редкие болезни требуют дорогостоящей медикаментозной терапии и специального питания.

В Беларуси необходимо принять государственную программу для лечения больных редкими генетическими заболеваниями.
Об этом заявила председатель Белорусской организации больных мукополисахаридозом и другими редкими генетическими заболеваниями Тамара Матиевич на научно-практической конференции в Минске.
«Государственная программа, — сказала Тамара Матиевич, — является гарантией того, что эти пациенты будут лечиться постоянно, получая специфическое лечение, необходимое некоторым больным. Без этой программы нет такой гарантии».
К категории редких Всемирная организация здравоохранения относит заболевания, которые регистрируются менее чем у одного человека на 2 тыс. населения. Редкими генетическими заболеваниями затронуто 6-8% населения планеты.
Согласно данным европейской статистики, самих заболеваний существует от 5 до 8 тысяч. Ежегодно в мире выделяют около 250 новых форм заболеваний. При этом количество больных по каждому из них незначительно. Рост числа редких заболеваний медики связывают с прогрессом медицинской науки и расширением диагностических возможностей.
Большинство пациентов с редкими наследственными заболеваниями страдают сердечной недостаточностью, имеют дыхательные нарушения, болезни суставов. Многие редкие болезни лечат в основном симптоматически, другие требуют медикаментозной терапии и специального питания.

Бесплатно — только детям
Как большое достижение последних лет Татьяна Матиевич отметила предоставление бесплатных смесей для энтерального питания (через зонд) детям, которые не могут питаться обычной пищей, и специального питания больным ацидурией. В самом дорогостоящем питании — специальном — нуждаются в Беларуси семь детей, в энтеральном — значительно больше.
«Специальное питание очень дорогостоящее, в месяц на ребенка необходимо около 2000 рублей, родители не в состоянии сами его покупать. Государство обеспечивает детей таким питанием, его получают в аптеке по рецепту. Энтеральное питание также финансируется государством, выдается для детей, которые не могут глотать», — сказала Матиевич.
При этом после достижения 18-летия больных редкими генетическими заболеваниями государство прекращает обеспечивать специальной поддержкой, хотя необходимость в специфическом питании и расходных материалах, конечно же, никуда не исчезает.
«Пока существующий барьер для взрослых мы не можем преодолеть, — сказала Матиевич — Мы работаем над тем, чтобы нуждающиеся в специальном и энтеральном питании получали его независимо от возраста. Самому старшему ребенку, нуждающемуся в специальном питании, теперь 16 лет. Мы надеемся, что Минздрав выполнит данное нам обещание и продолжит выдавать специальное питание ему и другим молодым людям по достижении 18-летия. Иначе у них наступит резкое ухудшение состояния, появятся серьезные неврологические, интеллектуальные проблемы».

Выявить сложно, вылечить — еще труднее
Программы и стратегии в области редких генетических заболеваний приняты в двадцати странах ЕС, рассказала главный внештатный специалист Минздрава по медицинской генетике, замдиректора по медицинской генетике РНПЦ «Мать и дитя» Ирина Наумчик. Программы включают самые различные вопросы в области редких заболеваний — научные, фармацевтические, социальные.
«В Беларуси есть основные составляющие системы оказания медицинской помощи пациентам с редкими заболеваниями», — отметила специалист. Помощь оказывается в пяти областных медико-генетических центрах. В РНПЦ «Мать и дитя» работают отделения медико-генетического консультирования, пренатальной диагностики, клинико-диагностическая генетическая лаборатория и две научные лаборатории.
Ежегодно обследуется 15 тысяч пациентов на выявление наследственных заболеваний, проводится более 70 тысяч медико-генетических консультаций. Все новорожденные участвуют в неонатальном скрининге, а беременные проходят пренатальную диагностику (УЗИ и анализ крови на пороки развития).
В настоящее время в РНПЦ выполняется ДНК-диагностика более 50 заболеваний, в том числе наследственных болезней обмена, нервно-мышечных заболеваний, муковисцидоза и других.
Проблемы диагностики редких заболеваний связаны с тем, что их клинические проявления очень разнообразны, для выявления необходимы специальные лабораторные исследования с использованием сложных методов и, конечно, специалисты, способные разобраться с симптомами и результатами анализов.
У людей, страдающих редкими болезнями, продолжительность жизни снижается от обычной на четверть. Среди редких есть и заболевания, не совместимые с жизнью, например, грубые внутриутробные пороки развития (ВПР) и хромосомные синдромы.
В развитых странах, отметила Ирина Наумчик, именно ВПР и хромосомные болезни составляют существенную долю в структуре перинатальной и младенческой смертности. В Беларуси их доля — 19,3%, а показатель инвалидности — 40-45%.
Лучше всего лечатся ВПР — успешное лечение достигается в 54% случаев. «Это связано с развитием в Беларуси детской хирургии», — отметила замдиректора по медицинской генетике РНПЦ «Мать и дитя». При этом успешность лечения хромосомных синдромов достигает 2%, генных болезней — 11%.
«В Беларуси, — сказала Ирина Наумчик, — здравоохранение характеризуется высоким уровнем медицинской помощи и низкой младенческой смертностью. Поэтому в структуре детской заболеваемости, инвалидности и смертности первые места занимают врожденные и наследственные патологии, а именно врожденные пороки развития, хромосомные болезни и наследственные болезни обмена веществ».

Виталий и Наталья Кравченко в феврале отметят шесть лет совместной жизни. У них подрастает долгожданная и любимая непоседа-дочь — трехлетняя Ксюша. Недавно супруги сделали в квартире ремонт и завели собаку — немецкую овчарку по кличке Сандра. Правда, всего этого, самого важного и дорогого в своей жизни, они никогда не видели. И не увидят. Виталий и Наталья — тотально слепые. Впрочем, инвалидами они себя не считают и на жизнь не жалуются. Корреспонденты TUT.BY навестили семью незрячих и узнали секрет их счастья, в которое не верили даже самые близкие.

1_16_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

На четверых две пары глаз

Наша встреча постоянно переносилась. Виталий оправдывался в трубку и просил еще немного подождать: «Все думают, что мы инвалиды, поэтому сидим днями дома и умираем от скуки. Да у нас столько дел, не знаю даже, как все успеть!».

Наконец мы на самом краю Гомеля. Несколько лет назад здесь вырос новый микрорайон. В одной из девятиэтажек наши герои купили «двушку».

На пороге нас встречает Наталья с дочкой. Но самая первая все-таки — Сандра. Она придирчиво обнюхивает незнакомцев наблюдает за реакцией хозяйки, и, убедившись, что поводов для беспокойства нет, пускает нас в прихожую. Виталий выходит из кухни с ведром и тряпкой в руках. Тут же натыкается на стоящий прямо на проходе пуф.

— Сам же придвинул его сюда, пока мыл пол, сам же и забыл, — извиняется за свою неуклюжесть глава семейства, здоровается, снова извиняется, что не успел до прихода гостей с уборкой, и скрывается в ванной.

— Ксюша, пойдем скорее оденемся красиво, — ловко лавируя между углами и дверными проемами удаляется с дочкой в комнату и Наталья. Уже оттуда просит нас располагаться и чувствовать себя как дома.

Через пять минут вся семья в сборе. Виталий надевает темные очки. Объясняет: чтобы никого не смущал его блуждающий взгляд. То, что это не всем нравится, он заметил по репликам и перешептываниям пассажиров много лет назад, когда стал ездить в общественном транспорте.

1_6_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

— Папа, у тебя джинсы в пятнах, надо переодеть, — советует маленькая Ксюша.

— Это вода, сейчас высохнет, — объясняет дочке Виталий. Но на всякий случай тут же переспрашивает у нас, все ли у него в порядке.

— Сами мы не можем контролировать внешний вид ни свой, ни дочери, поэтому с раннего детства приучили Ксюшу почаще смотреться в зеркало, следить за тем, как выглядит: чистое ли лицо, опрятная ли одежда? Поэтому теперь у нее пунктик на этот счет, — смеется Наталья. — Ни за что не наденет майку даже с самым маленьким пятнышком.

1_4_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

А еще Наталья, которая понятия не имеет о том, как выглядит радуга, откуда-то догадалась, что очень важно научить Ксюшу подбирать в одежде правильные сочетания цветов. Сама таких знаний ребенку она дать не может, помогают друзья и родственники.

— У моей мамы отличный вкус, все говорят, что она хорошо одевается, поэтому мы обычно доверяем ее мнению. Выбирали вот шапку Ксюше недавно, показали маме в скайпе, она одобрила, значит — точно берем, — рассказывает про особенности семейного шопинга Наталья.

Сегодня Ксюша в оранжевой водолазке и розовом сарафане. Мама еще раз на всякий случай интересуется у нас, не выглядит ли дочь, как новогодняя елка. Убедившись, что все в порядке, семья усаживается на диван, чтобы наконец рассказать свою историю.

1_7_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

Говорю ей в автобусе: «Пойдем-ка выйдем»

— Я Наташу знаю с первого класса. Ну как знаю… заочно. С восьми лет я учился в Гродненской школе-интернате для слепых и слабовидящих детей, и там нам рассказывали, что с нами в классе учится еще одна девочка, но учится она дистанционно, на дому. Нам каждый раз говорили, что вот-вот она к нам придет в класс. И каждый год я ее ждал. Не знаю почему, но ждал. И каждый год 1 сентября к нам приходила какая-нибудь новенькая девочка. В четвертом классе Юля, в шестом — Катя, в девятом — Аня, в десятом — Вика, а Наташа так и не пришла. Мы закончили школу и ни разу не увиделись.

1_9_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

— И все равно мы встретились, — продолжает Наташа. — Только спустя четыре года после выпускного, в 2007-м. Виталик уже уехал в Гомель, я продолжала жить в Гродно, осваивала компьютер, и мне понадобилась консультация. Подруга посоветовала одного толкового парня, который в этом разбирается. Я позвонила, Виталий проконсультировал, потом мы еще долго разговаривали на другие темы. А на следующий день он позвонил уже сам. Вскоре приехал, потом мы много месяцев общались, а потом он признался мне в любви.

1_5_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

Наталья вспоминает, тогда она не спешила отвечать взаимностью, к тому же мама была категорически против незрячего кавалера.

— Мама меня всю жизнь никуда от себя не отпускала. Моя слепота была для нее большим горем. Она не видела моей жизни вне стен нашего дома. Поэтому, конечно, она была в ужасе и просто не понимала, как два слепых могут быть вместе. Но Виталик окружил меня такой заботой, что вскоре я поняла, что я его тоже люблю. Родным было бесполезно что-то объяснять, поэтому в какой-то момент я сбежала из дома. Позвонила им уже, когда была в поезде.

— Наташа приехала ко мне, пожила у меня пару недель, а потом мы воз

вращались на автобусе из церкви, подъезжаем к остановке, где у нас загс, я и говорю: «Пойдем-ка выйдем». Так я сделал Наташе предложение.

1_3_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

— Нас на 14 февраля в загсе записали, но когда мы узнали, что родители хотят помешать нашей росписи, то перенесли ее на 10 дней раньше. Сейчас мне грустно иногда вспоминать, что не было красивой свадьбы, не было в тот день с нами моих друзей и родственников. Но потом посижу-подумаю: разве это главное? Главное — вот оно, у папы на руках, — обнимает дочку Наталья.

Она знает, о чем говорит. Появление Ксюши далось нелегко. Наталья долго не могла забеременеть, а когда это случилось, родные восприняли, казалось бы, радостное событие в штыки.

— Мама плакала, говорила, что мы не сможем вырастить ребенка. Когда Ксюша родилась, она просила отдать ее на воспитание им. Сейчас, спустя три года, все видят, что мы справляемся, и уже не задают вопросов, — говорит Наталья и признаётся, что на одном ребенке они останавливаться не собираются. — Даже если не получится родить, попробуем взять из детского дома хотя бы одного малыша и таким образом сделать его счастливым. Правда, инвалидам, мы слышали, не разрешают этого. Но ведь никогда не поздно создать прецедент!..

1_8_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

Инвалиды для любого работодателя в нашей стране — персона нон грата

За воспоминаниями и планами на будущее все забыли про режим — Ксюше пора обедать. И мы все отправляемся на кухню.

— Только не надо делать из нас героев. А то читал недавно, какой-то журналист тоже про незрячих писал и удивлялся: мол, ну надо же, они и готовят сами! Да, готовим. Что тут такого необычного? — недоумевает Виталий. В это время на плите уже шкварчит яичница, а по чашкам разлит ароматный кофе. Нас приглашают к столу, угощают печеньем и шоколадом, обижаются, если отказываемся.

1_10_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

И у Наташи, и у Виталия слепота не врожденная, а приобретенная. Откуда взялась беда, точно не могут сказать даже их родители. У обоих это произошло в детстве. Наталья ослепла к полугоду — то ли результат родовой травмы, то ли перенесенного в младенчестве фурункулеза. Следовательно, визуальных воспоминаний об этом мире у нее не осталось никаких.

Виталий, напротив, хорошо помнит, как еще 20 лет назад выглядела мама, помнит родной двор, район, в котором вырос, и многое из того, что видел еще ребенком. Проблемы со зрением у него начались примерно с трех лет. На одном глазу появилось бельмо, в другом — стремительно развивалась глаукома. А в 13 лет после неудачной операции Виталий ослеп окончательно.

1_12_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1



Современные программы облегчают незрячим жизнь. С помощью андроида Виталий читает новости и книги, общается с друзьями и даже считает деньги. А еще GPS-навигация помогает не заблудиться в незнакомом месте.

Сегодня они рассказывают о своем недуге как-то буднично, без надрыва и трагедии. Может быть, оттого, что в их жизни все идет по плану? Оба, несмотря на свои диагнозы, создали семью, воспитывают ребенка, построили собственное жилье. У Виталия есть хобби — метеонаблюдения. Еще подростком он смастерил метеостанцию, позже у него появилась уже полупрофессиональная, создал сайт, посвященный погоде в Гомеле, а позже открыл автоканал для водителей.

1_13_yarivanovich_gomel_semya_slepykh_vospityvaet_rebenka_23112016_tutby-1

Единственное, что огорчает, — отсутствие достойного заработка. Жить на пособие и пенсию по инвалидности — не их стиль, утверждает семья Кравченко. К тому же им приходится больше 200 рублей в месяц выплачивать за квартирный кредит. Это существенная сумма для супругов. Поэтому оба супруга в постоянном поиске.

Виталий ищет работу, связанную с программированием. Сейчас он удаленно оказывает услуги по администрированию сайтов, но в основном это разовые заработки. Наталья заканчивает заочное отделение филфака, мечтает стать журналистом, однако уверена, что инвалиды по зрению для любого работодателя — персона нон грата. Примеров, когда ее кандидатура сначала вроде бы подходила, а затем отказывали, у нее достаточно.

— Несколько лет назад появилась неплохая задумка по трудовой адаптации инвалидов. Смысл в том, что государство дает устроившему к себе инвалида работодателю средства на открытие рабочего места и на протяжении года платит работнику за него зарплату. Фирмы, особенно начинающие, охотно шли на это. Но проходил год, и наступало время платить работнику уже из своего кармана. И знаю, что нередко происходило так, что работодатель предпочитал увольнять работника. На этом красивая история с трудоустройством инвалидов в нашей стране заканчивается, — констатирует Наталья.

Ссылка на источник

2016-12-02_111427-1
В Минске открылась ярмарка инновационных идей Smart Patent. Её участники – это в основном белорусские разработчики, которые представили свои ноу-хау в сфере здравоохранения, образования, промышленности, строительства и безопасности. За шесть лет эта площадка привлекла заслуженное внимание специалистов и инвесторов, поэтому попадают сюда проекты с самой высокой степенью проработки.

Для него лично это больше, чем работа, мечта – буквально встать на ноги, пусть и на время. «Биомеханический ассистент» – это устройство по принципу экзоскелета. По сути, механические штаны, которые при помощи электричества и специальных гироскопов заставят двигаться даже парализованные ноги.

Александр Авдевич, участник проекта «Биомеханический ассистент»: «Мы хотим сделать это повседневностью. Допустим, чтобы я ездил на этой коляске, мне не нужно спрашивать разрешения у каких-то врачей – я сажусь и еду. Я хочу, чтобы у меня были такие штаны, которые я надеваю и иду танцевать. Почему нет? Почему это должны быть не белорусские штаны?»

Чтобы расчёты, выверенные до мелочей, превратились в первый опытный образец, не хватает лишь финансовой поддержки. Как и всем из более чем сотни представленных здесь проектов.

В отличие от многих подобных форумов за возможность представить проект на Smart Patent участники не платят ничего. Главное – пройти отбор, ведь допускают сюда отнюдь не всех. При этом организаторы предоставляют абсолютно равные возможности – это реклама и павильон площадью шесть метров квадратных. А уже разработчики – кто во что горазд: пытаются использовать это пространство, чтобы привлечь внимание потенциальных инвесторов.

Главный критерий – инновации. То есть ориентированность проектов не на сегодняшние, а на завтрашние потребности. При помощи всего лишь мобильного телефона они предлагают владельцу полностью контролировать личный транспорт. И речь здесь, конечно, о машинах хоть и не далёкого, но будущего – электромобилях.

Кирилл Васильев, основатель компании «Rewatt»: «В Европе уже на текущий момент полмиллиона электрических автомобилей, к 2022 году их планируется в районе 3-4 миллионов. К 2025 году произойдёт конечный бум, и объём электромобилей достигнет 80-100 миллионов. Если мы будем развиваться так же динамично, как сейчас, то мы хотим доминировать на этом рынке… Сейчас в мире конкуренции именно такого плана нет вообще».

Всего за полгода этой компании удалось разработать не только устройство для зарядки, но и систему, по которой сеть электрозарядных станций сможет функционировать в любом регионе. Такими темпами на ярмарке инноваций похвастать может не каждый. Но в том, что все идеи достойны внимания – сомнений у организаторов нет.

Жанна Бирич, заместитель председателя Мингорисполкома: «Мы хотим всегда дать старт инноваторам, которые свою идею не могут коммерциализировать. Мы оказываем поддержку, проводим семинары… Лучшие получат место в нашем технопарке».

Наиболее интересные проекты смогут рассчитывать на спонсорские гранты, а некоторые и на возможность продолжить работу вместе со специалистами российского «Сколково».

Александр Окунев, руководитель по взаимодействию с институтами развития государств-участников СНГ Фонда «Сколково»: «Среди наших участников около одной трети тесно взаимодействуют с белорусскими учёными, белорусскими инновационными компаниями, с Минским городским технопарком… И сегодня на данном мероприятии есть компании, которые готовы именно открывать здесь новые рабочие места, создавать новую технологию совместно с белорусскими компаниями и партнёрами».

Многие проекты уже запатентованы, но есть и те, что ещё на уровне стартапов. Поэтому в программе форума немало обучающих семинаров, чтобы возможно через год на этой самой площадке идея, способная изменить привычный уклад вещей, получила воплощение.

Ссылка на источник

December 2016

M T W T F S S
    1 2 34
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 2425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 25 July 2017 20:38
Powered by Dreamwidth Studios